Московский писатель: Владивосток раскручен больше, чем Хабаровск
Общество

О давнем противостоянии Хабаровска и Владивостока высказался писатель Александр Куланов. Он больше 20 лет занимается изучением Японии, в числе его тем – взаимодействие Страны восходящего солнца и российского Дальнего Востока, сообщает портал «Губерния».

С Александром Кулановым побеседовали телеведущие Вячеслав Коренев и Егор Козорез в эфире программы «Говорит “Губерния”».

 – Здравствуйте. Как москвич, изучающий Дальний Восток, скажите, такое соперничество Хабаровска и Владивостока всегда было?

– Конечно, спрашивать об этом москвича – дело неблагодарное. Из Москвы Дальний Восток – это просто Дальний Восток. Мы знаем, что Хабаровск здесь – на Дальнем Востоке – и Владивосток тоже где-то тут находится. Хотя, конечно, как противопоставление какое-то мы это ощущаем. Потому что Владивосток, наверное, раскручен больше. «Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский» – фраза крылатая с осени 1922 года каждый школьник просыпается с ней хотя бы раз в жизни, повторяет про этот Владивосток, вспоминает. Про Хабаровск я такой фразы не знаю.

– Когда появилась пятитысячная купюра, то мы получили этот бренд…

– Вообще учитывая историю развития Дальнего Востока, наверное, это будет не самое лучшее сравнение, но, может быть, тут что-то отдаленно напоминающее слегка затертую в европейской части страны культурную столицу – Петербург. Потому что питерцы несколько обижены последние сто лет на москвичей, ведь столица переместилась в первопрестольную. Мне ваше противостояние, если оно вообще есть, что-то [такое напоминает]. Вообще Владивосток для европейской части страны экзотичнее. Любая экзотика, любая непонятность привлекает больше, чем просто некий федеральный центр – пусть даже на высоком берегу Амура и пусть даже это место, где у каждого всегда есть возможность, не имея пяти тысячи рублей, постоять с памятником.

– Я хотел немного переместить фокус нашей беседы и поговорить о том, как выглядит наш Дальний Восток с точки зрения азиатов, которые живут в Японии, Южной Корее, Китае. Европейцы ли мы для них?

– Я думаю, что да. Мне сложно говорить за корейцев, я их никогда не изучал. С точки зрения японцев мы все блондины, соответственно, мы все европейцы, и все наши города – европейские. Хабаровск – это вообще столица русских женщин в Японии. И я знаю, что мужья многих моих приятельниц воспринимают Хабаровск как настоящую Россию, без деления на Дальний Восток и т.д. Это просто Россия. Соответственно, мы для них просто Европа – даже здесь в Хабаровске. Другое дело, что туристический потенциал – его возникновение и развитие – категория значительно более сложная, для которой надо рассчитывать особые такие «заманухи» (простите за вульгаризм), которые позволят возбудить этот интерес и постоянно его поддерживать. Владивосток как портовый город легче справляется с этой задачей. С Хабаровском сложнее – здесь чего-то не хватает, какой-то изюминки, которая сделает бренд города сразу узнаваемым. Вот построили мосты во Владивостоке – они стали узнаваемым брендом.

– У нас мост ведь раньше появился, он был самым длинным в Евразии в свое время. Его конструкция получила золотую медаль на выставке в Париже. Не прокатывает?

– Не прокатывает. Картинка должна быть простая. Взглянул: «Вау! Надо ехать!». Когда вы об этом рассказываете, начинаются сомнения, раздумья, надо ли.

Полная версия интервью с Александром Кулановым – на видео.

Наверх