Как помогают обманутым дольщикам в Хабаровском крае, рассказал глава регионального минстроя
По словам Андрея Чекулаева, ситуация с проблемными домами находится под контролем краевых властей.
Общество 1291
Дом

В Хабаровском крае обманутым дольщикам оказывают поддержку с помощью профильного Фонда. При этом некоторые люди отказываются от выплат. Почему так происходит, рассказал министр строительства региона Андрей Чекулаев, сообщает портал «Губерния».

О ситуации с долгостроями Андрей Чекулаев сообщил в эфире программы «Утро с "Губернией"». С ним беседовали телеведущие Екатерина Шитикова и Илья Чуйко.


– Доброе утро. Предлагаем начать со статистики: какова она на данный момент в нашем регионе? Сколько проблемных домов?

– Здравствуйте. Да, давайте начнем с цифр. У нас – 38 проблемных объектов. Мы эти проблемные объекты разделяем для себя на объекты, где есть дольщики, и объекты, на которых дольщиков нет. Строители возводят их за счет средств предприятия, за счет привлечения средств каких-то других заемщиков. Так вот 38 объектов – это 17 застройщиков. Из 17 застройщиков десять сейчас являются банкротами. Если разделить это количество объектов, то 18 – без дольщиков, 20 – с дольщиками. В эти 20 объектов с дольщиками попала одна автостоянка: 32 человека ждут восстановления своих прав. Жилых домов – 19. Занимаемся конкретно по каждому дому. То есть смотрим ситуацию по всем домам. Где-то можно решить вопрос, применяя Фонд помощи обманутым дольшикам, где-то взаимодействуем с застройщиками. Все дома находятся на постоянном сопровождении и контроле.

– А на какой стадии остановилось строительство объектов?

– Знаете, что-то – на уровне котлованов (например, «Тополек» в Хабаровском районе). Где-то сделано, по нашим оценкам, примерно 50%, где-то – вообще высокая степень готовности. Вот долгострой на Фрунзе – 70%, практически готовый дом. Везде все по-разному.

– С 2005 года с домом на Фрунзе ничего не случилось? Не нужно его перестраивать?

– На самом деле, у этого дома длинная и печальная история. Не так давно там был пожар. Первым делом сейчас заходят эксперты, оценивают этот дом. Хотелось бы, конечно, его сделать за два-три месяца. Любому человеку кажется, что просто нужно подойти, посмотреть, и не так долго там все это делать. Но нужно проверить: с 2005 года изменилась нормативка, ужесточились требования по пожарной безопасности, добавились требования по доступной среде. Сейчас все это необходимо учесть.

– Стройка, наверное, прекращается в каждом конкретном случае по определенным причинам, но мы можем выделить основные?

– Этих причин нам рассказывают много. Когда мы начинаем смотреть, то выясняется, что не только «ковид» виноват. Очень часто, практически в 90% случаев, проблемная стройка начинается с неправильного планирования, с неправильного финансового расчета, а иногда – с мошеннических действий, когда просто собираются деньги и на этапе котлована застройщик пропадает. В этом случае документы сразу передаем правоохранительным органам и дальше уже работаем совместно.

– А в целом как ведется борьба с застройщиками, которые не доводят начатое до конца?

– Ведется и такая борьба. Если идем по пути работы Фонда помощи обманутым дольщикам, то первый шаг – к сожалению, это банкротство. То есть бывает, что банкротит не только ситуация, но и Фонд. В частности, по тому же самому «Топольку» было именно банкротство со стороны Фонда. Если не работаем через Фонд, то идет совместная работа наша и правоохранительных органов. Нам очень сильно помогает прокуратура. Знаете, все уговоры чиновников, когда это просто уговоры, – это одно, а когда приходит прокурор и смотрит на тебя пристально, то там у застройщика сразу просыпается и сознательность, и ответственность. Он начинает думать о том, что он должен делать: находятся деньги, понимание, как достраивать объект.

– Какие есть пути возмещения средств пострадавшим дольщикам? И что это? Достройка домов, возмещение деньгами или, может, аналогичные по площади квартиры временно предлагают?

– Давайте рассмотрим это на примере работы Хабаровского края с Фондом помощи обманутым дольщикам. Мы получили решение по четырем домам: два «Техмонтажа», два «Лазурита». По ним начаты выплаты. По моей информации, из 15 человек «Техмонтажа» пять получили выплаты – это дом на Рокоссовского. По «Лазуриту» ситуация другая: граждане могут получить выплаты хоть сейчас, но из 16 человек пять не хотят получать выплаты в том виде, в каком они есть по объему. Они хотят получить большую часть. 11 вообще отказываются от выплат, они хотят в рамках жилищно-строительного кооператива сами достроить свой дом. И такое тоже имеет право на жизнь. Почему нет? Фонд никому не навязывается. Люди обращаются за помощью, мы говорим: «Хорошо, мы вам поможем». Если говорят, что «нам не нужны деньги, мы будем достраивать». Пожалуйста. Попытаемся помочь и здесь. Что касается достройки домов, то вот по «Утесу» будет достройка. По домам злополучного «Диалога» будет достройка. Причем достройка идет именно в том проектном решении, которое было. Люди получат те квартиры, которые оплачивали. Там не будет ничего другого.

– Хочется понять, сколько времени в среднем уйдет на достройку домов, по которым приняли такое решение?

– По каждому дому – своя статистика. У меня есть директивный срок – это 2023 год. Он объявлен крайним по принятию решения по всем проблемным объектам. Значит, по всем тем объектам, которые есть в Хабаровском крае, должен быть готовый механизм: здесь выплачиваем, здесь достраиваем, здесь еще каким-то способом решаем вопрос. Сама достройка в отношении того же «Диалога», если пойдет все так, как мы рассчитываем (по нему решение наблюдательным советом должно быть принято в мае), то до конца 2023-го он будет достраиваться.

– Хочется верить, что 2023-й станет годом, когда мы забудем такие слова, как «долгострой», «обманутые дольщики». Ведь существует новый механизм – те самые эскроу-счета, которые не так давно появились. Вообще это механизм, позволяющий полностью избежать проблем данного характера?

– На наш взгляд, да, но проблемы избегаются только данного характера. То есть с обманутыми дольщиками мы страхуемся максимально, однако одно тянет за собой другое. Эскроу-счета – это недешевое удовольствие. Мы же с вами видим, что есть и подъем стоимости квадратного метра. Я считаю, что с дольщиками мы проблему решим, а со стоимостью квадратного метра будут необходимы другие механизмы, другие решения. Будем и этим заниматься.

Комментарии 0


CAPTCHA
Наверх