Договоры о безвозмездном предоставлении эфирного времени для предвыборной агитации
Сергей Фургал: Если пытаются противодействовать, значит, я поступаю правильно
В очередном интервью губернатор Хабаровского края прокомментировал закон об ограничении своих полномочий, информационную атаку в федеральных СМИ, скандал с депутатскими пенсиями и другие резонансные события месяца.
Политика 6510
Сергей Фургал

Ноябрь в Хабаровском крае оказался богат на политические события. Сначала представители «Единой России» внесли в региональную думу законопроект об ограничении полномочий губернатора Сергея Фургала, затем под удар попали уже сами депутаты – в Интернет просочилась информация о пенсии парламентария Татьяны Мовчан, и многим жителям края эти цифры не понравились. Тем временем на нового главу региона была совершена первая серьезная информационная атака: несколько федеральных СМИ обвинили его в лоббировании интересов комсомольского завода «Амурсталь», ради спасения которого власти страны ограничили вывоз лома черных металлов через южные порты Дальнего Востока.

Одной из самых обсуждаемых тем, не связанных с политикой, стали зарплаты врачей: министр здравоохранения края Александр Витько заявил, что доход специалистов превышает 45 тысяч, а губернатор пообещал проверить достоверность этой информации и в случае чего отправить главу минздрава поработать в поликлинику. В свою очередь, жители отдаленных районов края в этом месяце столкнулись с дефицитом топлива – бензин должен был стать доступнее, но вместо этого исчез с заправок.

Обо всех этих проблемах и событиях журналист «Губернии» Антон Пиотрович поговорил с главой Хабаровского края Сергеем Фургалом. Губернатор также ответил на вопросы о рыбе, домах для дольщиков, сельском хозяйстве, поисках инвесторов в Корее и новом имени для аэропорта краевой столицы.


Об ограничении губернаторской власти

– Сергей Иванович, здравствуйте. Во-первых, спасибо, что, как и обещали, ровно через месяц пришли к нам в студию. Вопросов накопилось великое множество. Начнем с политики – уж больно резонансные истории, которые обсуждаются всюду и везде. Я говорю о законопроекте об изменениях в Устав Хабаровского края, который внесли депутаты краевой думы, об ограничении ваших полномочий в плане назначения своего аппарата и своих заместителей. Сначала объявляется, что законопроект будет вынесен на рассмотрение, потом на заседании он снимается и вроде бы уходит на дообсуждение, а меньше чем через неделю опять вносится на рассмотрение и тут же принимается в первом чтении. Что происходит?

– Я думаю, что происходят закулисные игры, если уж откровенно говорить. Я предполагаю, что кто-то со стороны пытается дестабилизировать ситуацию в Хабаровском крае. Если рассматривать этот законопроект с точки зрения какого-то серьезного влияния на губернатора – он не будет иметь для меня больших последствий. Он, во-первых, сырой, во-вторых, там нет никаких регламентов, на которые можно было бы ориентироваться. Этот законопроект нужен с одной целью, причем кому-то со стороны, кто, к сожалению, может воздействовать на наш депутатский корпус: просто показать, что в Хабаровском крае есть противоречия между краевой думой и губернатором.

Я понимаю, почему это происходит – по одной лишь простой причине: когда я избирался, я обещал, что начну наводить порядок. Я думаю, что теперь уже все увидели, что мы действительно начинаем наводить порядок: упорядочивать систему, принимать те решения, которые должны приниматься. Кто-то видит, что я не отказываюсь от своих слов и обязательств, что я целенаправленно продолжаю проводить именно ту политику и экономику, которую я обещал – в интересах жителей Хабаровского края. Кому-то это очень сильно не нравится, и этот кто-то хочет, чтобы энергия, которую сегодня я трачу на то, чтобы изменить нашу жизнь к лучшему, ушла в песок, в скандалы или в разногласия. Но он – или они – ошибаются.


О депутатских пенсиях

– Продолжение этой истории, громкая новость – это доплаты к пенсии депутата краевой думы Татьяны Мовчан [в 187 тысяч рублей], которые утвердил ваш предшественник Вячеслав Шпорт. Сейчас рассматривается вопрос о том, чтобы отменить это распоряжение? И есть ли какая-то проверка – возможно, это не единственный человек, на которого обрушились такие манны небесные?

– Я дал поручение, сделан запрос в Генеральную прокуратуру на соответствие всех законодательных актов, которые позволили назначить такие пенсии. Я считаю, это аморально и неправильно, но я как губернатор обязан соблюдать закон. Как бы мне ни хотелось махнуть рукой и все отменить, я это буду делать только в рамках закона. Соответственно, придет ответ из Генеральной прокуратуры, и я обязательно найду способы решения данной проблемы. Я считаю, то, что происходит – это неправильно, в Хабаровском крае так быть не должно, и в Хабаровском крае так не будет.

– Если я вас правильно понял, это, возможно, не единственный человек, который может получать такую надбавку?

– Я не хочу забегать вперед, но вы меня правильно понимаете.

 

Об информационной атаке

– Продолжаем политическую тему – наверное, на этом ее и закончим, но не могу не спросить. В середине ноября на телеканале РЕН ТВ (к ним, конечно, есть много вопросов после фильма о том, что Земля плоская) и в газете «Известия» вышли развернутые материалы: вас обвинили в лоббировании запрета на вывоз черных металлов. Если вкратце: Сергей Фургал виноват в том, что 15 тысяч человек могут остаться без работы, и все это ради «Амурметалла», где работают только три с половиной тысячи человек. Телевизионщики не очень дали вам ответное слово, и я хотел бы вам его сейчас предоставить.

– Не хочу сейчас опускаться на эту глупость и белиберду, которую показывают. Я просто хочу сказать: это звенья одной цепи. Еще раз повторю: кто-то очень хорошо увидел, что я навожу порядок. И этот кто-то (или их несколько) очень сильно не хочет, чтобы порядок в Хабаровском крае появился, чтобы мы начали жить и работать так, как того заслуживаем. Поэтому будут появляться и статьи в газетах, и телепередачи. Я к этому готов. Что поделаешь? Я стою сегодня на переднем окопе, и я вынужден принимать на себя весь негатив, те последствия своих действий, которые будут на меня обрушиваться. Но я понимаю одно: раз они так делают, значит, я поступаю правильно.


О зарплатах врачей

– Давайте перейдем к делам, которые творятся у нас в крае. В ноябре много говорили о зарплате врачей, заявление министра Витько тоже активно обсуждалось в соцсетях. Вы дали поручение всем главврачам больниц и поликлиник собрать данные, вплоть до расчетных листов, о реальной зарплате. Вы говорили об этом и в Николаевске, и во время недавнего визита в Комсомольск-на-Амуре. Уже есть какие-то данные?

– Уже часть данных поступила. Информация разная: есть очень достойные зарплаты, а есть зарплаты, которые у меня вызывают очень много вопросов. Получив окончательно все документы, я сделаю выводы и приму решение, но уже сейчас могу сказать: при любом раскладе, что бы я там дальше ни увидел, я считаю, что в некоторых моментах мы отстаем от тех заявлений, которые мы делали. И раз мы делали эти заявления, значит, к ним надо стремиться. Будем думать, как нам сегодня помогать врачам, среднему медицинскому персоналу, учителям. Если вы помните, то Владимир Владимирович Путин на президиуме Госсовета сказал примерно то же самое: что нужно давать не средние зарплаты, а реальные, те, которые получают люди. Если брать средние зарплаты, то у нас все очень хорошо, а если минимальные и максимальные – то плохо. Это нужно исправлять.

– А в чем причина такого разброса, Сергей Иванович? К нам приходят сообщения, что чуть ли не по 15 тысяч люди получают.

– Здесь большое значение имеет стаж работы, количество отработанных часов, местонахождение, но самое главное – как рассматривать зарплату. Если как голую ставку врача, то, конечно, она очень низкая. А если рассматривать, что бедные врачи у нас по полторы – по две ставки не вылезают из стационаров, с дежурств – денег на руки они получают более или менее нормально, но учитывая тот труд, который они тратят, это маловато.

Если в поликлинике врач работает на голую ставку – то, конечно, нет там никаких таких цифр, которые мы озвучивали. А если посмотрим на врача в стационаре, который работает на полторы-две ставки плюс дежурство, то такие суммы есть. Но я хочу еще раз повторить: даже если у этих врачей есть такие цифры, это не значит, что надо успокаиваться. Нам нужно стремиться именно к тому, чтобы привести соответствие на ставку. Тогда и за полторы ставки будут гораздо больше получать. В этом направлении будем идти.

 

О расходах на медицину

– Завершается год, а это время принятия бюджетов – в частности, бюджета Хабаровского края на 2019 год. Продолжая медицинскую тему: между первым и вторым чтением произошли некоторые изменения. Так, на первом чтении заявлялось, что на закупку оборудования, на ремонт больниц и поликлиник в бюджете закладывается 916 млн рублей, а ко второму чтению эта сумма сократилась практически вдвое: 462 млн рублей. Естественно, это дало повод для обсуждения.

– Ни одного рубля, ни одной копейки на здравоохранение не будет уменьшено. Нужно понимать, что наше здравоохранение финансируется из трех источников: федеральный бюджет, ОМС и краевые деньги. Мало того, что не будет ни одного рубля снижено на здравоохранение – наоборот, будет увеличено за счет других источников. Я уже могу со всей ответственностью сказать, что в 2019 году мы должны начать строить в Хабаровске детскую инфекционную больницу. Этого не было запланировано, в бюджете этого нет.

– Это вместо той больницы, которая на 56-й школе, или в дополнение к ней?

– Мы посмотрим: если на 56-й школе можно будет сделать капремонт и привести эту больницу в нормативное состояние, то, может быть, мы ее оставим. Если нет – посмотрим, что с ней делать. Но будет отдельная, новая, суперсовременная детская инфекционная больница. По плану она у нас шла на 2020-2021 год, но мы начнем ее строить в 19-м. Это добавочные деньги к бюджету или не добавочные? А деньги там серьезные.

Кроме этого, трехлетняя программа подразумевает строительство 100 ФАПов и 15 амбулаторий, из них 33 ФАПа и пять амбулаторий будут построены в 2019 году. Это тоже в бюджете не заложено и в цифрах не показано, но если мы учтем каждый ФАП и каждую амбулаторию, то получится почти миллиард.

– То есть речь идет о перераспределении с одной статьи на другую?

– Естественно. Понимая, что мы по другой статье получим больше и возьмем больше, мы можем пойти на эту цифру. Но в окончательном варианте – только увеличение. Я и еще раз, и сто раз повторю: ни одной копейки на социальные нужды – образование, здравоохранение, спорт – не будет сокращено.

 

Об обманутых дольщиках

– Буквально в эту субботу у вас прошло очередное совещание по дольщикам. Насколько я знаю, оно проходило в довольно жестком ключе с вашей стороны по отношению к тем, кто отвечает за сдачу и строительство домов. До чего договорились, какие перспективы в этом вопросе?

– Это было не жестко, а по справедливости. Жестко вы еще не видели. Если не будет выполнено то, что мне сегодня пообещали – вот тогда вы увидите, что такое жестко.

О чем мы договорились? Дальспецстрой, с моей точки зрения, молодцы: они выполняют взятые на себя обязательства и полностью закроют вопрос по дольщикам до тех сроков, которые мы им обозначили – до 31 декабря. Что касается нашего знаменитого МУПа [УКС] – они один дом уже сдают, второй дом они сдадут тоже вовремя. Здесь у меня нет никаких сомнений.

Что касается остальной части дольщиков – у меня есть 95% уверенности, что мы выполним поставленные задачи. Четко определены сроки, до которых жители должны въехать в свои квартиры. Каждый [застройщик] персонально в министерство строительства подает план введения объекта в эксплуатацию, и конкретно прописывается по числам, что когда делается: когда вода, когда электричество, когда благоустройство, когда заезжают люди. До дня, когда заезжают люди, со стороны губернатора, правительства и министерства будет идти четкий контроль, и если где-то начнется отставание или виляние, то мы найдем способ – после этого недобросовестные застройщики узнают, что такое жестко. Но пока есть понимание, что они выполнят обязательства. То, что они должны были сделать давно.

– Кто находится в зоне риска – те объекты, которые в Хабаровском районе?

– У меня вызывают опасения несколько домов именно в Хабаровском районе. Это коттеджный поселок, потому что там сложная проблема с канализацией. Но повторюсь, что если они не построят эту канализацию, то ее построит край, а потом уже будем разбираться с ними. Есть опасения по одному дому по электричеству: то количество электроэнергии, которое хотят подать к дому, не соответствует заявленному – то есть потребление там выше, чем заявленная мощность. Но там тоже есть пути решения проблемы: мы договорились, что заново пересмотрят проект, увеличат нагрузку, построят линию исходя не из 150 кВт, а из того количества, которое необходимо для комфортного проживания людей.

– Но ведь новый проект – это небыстрая история.

– Я вам скажу так: пять лет этот вопрос не могли решить. Я думаю, что потерпеть два месяца – лучше, чем создать проблему на будущее. В течение двух месяцев эта проблема будет решена, хотя я понимаю, что для жителей это долго.

– Когда я говорил «небыстрая», я имел в виду, что проекты порой согласовываются годами.

– Этого теперь уже не будет.

 

О топливном кризисе в районах края

– Проблема, которая, на мой взгляд, стала абсолютно неожиданной и для жителей края, и для нас как журналистов, которые об этом рассказывали. Я имею в виду проблему с бензином и дизельным топливом, которая появилась в отдаленных поселениях края. С одной стороны, мы видим, что правительство страны заключило мировое соглашение с производителями топлива о заморозке цен. И буквально в течение дней десяти появляется информация, что заправки в селах стоят без бензина, потому что там работают небольшие поставщики топлива, которые не относятся к производителям. Цены подняли, люди не могут привезти топливо, в итоге страдает население. Как можно выйти из этой ситуации?

– Когда начался безудержный рост цен на топливо, нам начали объяснять, что сильно подорожала нефть и переработчикам нефти в связи с ростом курса доллара гораздо выгоднее продать на экспорт. Но цены-то на нефть упали. Нефть дорожает – бензин дорожает, нефть дешевеет – бензин дорожает. Я считаю, что эта проблема на сто процентов искусственная, и мы сейчас усиленно ею занимаемся: с одной стороны, ведем переговоры с нефтеперерабатывающими компаниями, которые реализовывают оптом горючее, а с другой стороны – ведем работу с поставщиками этого горючего, которые поставляют его в отдаленные районы севера. Одни действительно занижают объемы продаж, и это очень плохо (постараемся решить), а вторые решили заработать побольше денег: цена упала, а продавать топливо дешевле как-то не хочется. Я имею в виду компании, которые торгуют в розницу – ведь им тоже было сказано, что если вы покупаете по 42 рубля, то продавать должны по 47, с учетом доставки. А им тоже иногда хочется продавать по 65-68, хотя это недопустимо. Поэтому начинается двухсторонний шантаж: одни говорят, что у них мало топлива и он не могут в таком количестве продать независимым продавцам, а вторые говорят, что им не дают топливо по низкой цене, поэтому они будут покупать где-то на стороне по супердорогой. И просят дать им право продавать топливо то той цене, по которой они хотят.

Я вижу один выход из положения: необходимо, чтобы наши основные нефтеперерабатывающие предприятия построили заправки там, где их сегодня нет.

– Они говорят, что им это невыгодно.

– Они уже начинают с нами соглашаться, что так придется сделать.

– Насколько это длительный процесс? Бензина-то нет сегодня.

– Если мы поймем, что это длительный процесс, значит, краевое правительство будет принимать решение, каким образом создать заправки – может быть, с участием края. Если мы не сможем договориться ни с одной, ни со второй стороной и не найдем третий путь, значит, будем заниматься несвойственной нам работой и создавать эти станции. Люди ждут от нас решения этой проблемы. Будем решать.

 

О рыбаках и рыбе

– Давайте перейдем к теме, которую во время прошлой встречи затронули весьма поверхностно. Я о рыбном вопросе. Вы участвовали в большом совещании в Москве, и там было принято решение о том, что рыбопромысловые участки на Амуре все-таки будут перераспределены.

– Немного не так: было мной сделано предложение, что предприятия, которые не имеют береговой инфраструктуры, заводов, не должны заниматься промышленным ловом рыбы. Участки, которые им даны, наверное, нужно изъять. Второй вопрос – навести порядок в рыбной ловле. Нужно отделить котлеты от мух: есть любительская рыбалка и рыбалка для коренного населения (включая всех жителей территории Амура), а есть промысловая, когда ловят для денег.

Нужно наводить жесточайший порядок по промысловикам, чтобы они соблюдали все правила, квоты, но нельзя допустить ситуацию, при которой произойдет запрет ловить рыбу любителям и малым коренным народам.

Что касается любительской рыбалки и рыбалки для жителей территории Амура, то да, это нужно оставлять – но по правилам. Если ловите для себя – то ловите для себя, а если еще чуть-чуть на продажу, тогда мы должны оговорить эту квоту. Но рыбалка на нерестилищах, запрещенными методами, варварская рыбалка, конечно, должна быть исключена из обихода. То есть человек, получив документ, имеет право выехать на Амур или протоку и наловить рыбы – установленным порядком, установленными орудиями лова. А если так называемый любитель начнет перекрывать нерестовую речку ставными сетями или заходить на нерестилище, мы это будем расценивать как серьезное преступление.

А что касается рыбопромысловиков – здесь мы подождем, когда нам ТИНРО и другие институты дадут прогноз по рыбалке, и тоже выработаем правила, при которых и рыбу надо поймать, и стадо сохранить. Еще два года такой рыбалки, которая была в последние годы, и вопрос по ловле рыбы отпадет сам собой: просто будет нечего ловить.

– Самую негативную реакцию людей вызывают кадры с заездками. И рыбодобытчики могут объяснять сколько угодно, что они короткие, они не перекрывают...

– Смотря как это делается. Если заездок ставится на глубину 6-8 метров и в длину не более 100-300 метров (в зависимости от норматива) – на широком Амуре, где он восемь километров, никакой проблемы нет. А если заездки начинают ставить с одного берега, со второго, да еще и через косу – это, конечно, нужно все запретить. Но поверьте, огромные сплавные сети высотой по 30-50 метров приносят ущерба в разы больше. Они вылавливают все стадо, которое идет по фарватеру, а это, как правило, самая сильная рыба, которая доходит до Хабаровска и выше. И здесь тоже нужно навести порядок: если ловим сплавной сеткой, значит, длина и высота этой сетки должна быть четко определена. Если заездком ловят, то тоже должен быть определен и порядок этого заездка, и, самое главное, местонахождение.

Я не сторонник ни заездков, ни сплавных сетей, но по-другому красная рыба не ловится, ее нельзя ловить на спиннинг или на «закидушку» – это глупо и смешно.

– Как это было, кстати, в одном из населенных пунктов в этом сезоне. Сказали: «Ловите на спиннинг».

– Ну, это некомпетентные люди, которые сами понимаете, где находятся и чем думают. Понятно, что по Амуру люди будут ловить сплавными сетями. Но я еще раз повторю, что сплавная сеть должна быть определенной высоты и определенной длины, в определенные дни и на определенном расстоянии, и ни в коем случае не возле устья нерестовой реки. Выплыл – порыбачил – поймал 100-150 хвостов, и это нормально. А когда один берет лицензию, а за ним еще две лодки на ту же лицензию, а потом они еще по кругу начинают ходить сплавной сетью круглые сутки – это еще хуже заездка.

Да, люди имеют право ловить рыбу, и мы создадим все условия, чтобы они могли реализовать это право. Но и люди должны понимать, что нужно относиться к рыбе не как к неисчерпаемому источнику.

– Правила – это хорошо и необходимо, но контроль тоже необходим, а ведь сейчас с инспекторами у нас не самая радужная ситуация. На десятки километров – один инспектор.

– Мы попросили разрешить нам (и получим это разрешение) увеличить количество инспекторов, сделать выездные бригады, привлечь другие органы. Я глубоко убежден, что на эту путину порядка будет больше. Я не питаю иллюзий и понимаю, что решить одним щелчком пальца вопрос с браконьерством невозможно, но элементарный порядок мы наведем.

Будет увеличено количество и инспекции, и правоохранительных органов, и специальных служб. Будем создавать постоянно действующие лагеря по Амуру – именно в особо опасных местах. Возьмем под особый контроль нерестилища, обратимся в политехнический институт – у них есть спутниковая съемка, которая позволяет разглядеть даже снимок автомобиля. Потратим немножко денег, но будем мониторить и с беспилотников, и со спутника, и выездными бригадами, и постоянно действующими постами.

– Одно короткое уточнение по поводу продаж лицензий для любительского лова. В деревнях жалуются, что надо ехать куда-то далеко, чтобы купить лицензию, хотя раньше их в каждой деревне инспектор продавал.

– У меня есть предложение эту часть полномочий передать главам муниципальных образований. Вырабатываем [норматив], сколько Богородское или другое село может поймать, передаем им лицензии, но контролируем, чтобы они правильно распределили. Чтобы не вышло, что один-два человека получит. Надо разбить на путевки, как на лоты, и выдавать. Зачем мы будем путевки распределять в Хабаровске или в Москве? Кто-то с нижнего Амура сюда поедет?

– Человек и рад, может быть, купить эту путевку, но поневоле становится браконьером, которому неудобно за этой путевкой ехать.

– Ну вот от браконьерства надо отходить. Надо самих себя приучать жить цивилизованно. Приучим – и нам понравится.

 

О сельском хозяйстве

– Назначен новый министр сельского хозяйства, человек для широкой общественности абсолютно незнакомый. Плюс к этому недавно у вас была поездка по нескольким сельхозпредприятиям. Что скажете, какие у нас шансы выйти на самообеспеченность?

– В течение пяти лет мы выйдем на самообеспеченность по мясу, курице, яйцу и овощам. Вряд ли мы выйдем по говядине, но будем к этому стремиться. И, думаю, процентов на 80 должны выйти по молоку. Программа есть, деньги есть, специалисты сейчас есть и воля есть. Но много проблем стоит, в том числе и по земле: у нас много неразграниченных земель, не сделаны кадастровые паспорта и так далее. Все это будем делать параллельно. Но задача стоит каждый год в течение пяти лет наращивать определенный процент.

Кроме сельского хозяйства, стоит задача сельского домостроения. Там тоже большая проблема – одно с другим связано. Кроме этого, через неделю приедет проректор благовещенской сельскохозяйственной академии. У нас сегодня острый дефицит специалистов по сельскому хозяйству. Будем заключать договор и, вероятнее всего, откроем филиал в Хабаровске для обучения именно тем специальностям, которые нужны: агрономы, зоотехники, ветеринары, почвоведы.

– Очень долго говорилось о том, что свободной земли под сельскохозяйственные нужды в Хабаровском крае нет, но в ноябре появилась информация, что земля вроде как есть, но она никому не нужна. Что за ситуация, Сергей Иванович?

– Земля есть, она нужна. Другое дело, что любую землю нужно использовать эффективно. Если она приспособлена для разведения крупного рогатого скота, ее нужно использовать под эти цели, если для выращивания овощей или зерновых – значит, нужно выращивать овощи или зерновые. К сожалению, сегодня все увлеклись выращиванием сои, потому что культура «быстрая» и востребованная на рынке. Поэтому всем в голову ударила идея быстренько посадить сою, собрать, продать и получить какие-то деньги. От этого будем отучать. А земля нужна в Комсомольском районе фермерам, в Амурском районе – овощеводам и под выращивание овса и кормовой пшеницы, а про южные районы и говорить нечего: и под пастбища, и под сенокосы. Каждый гектар будем использовать эффективно.

– Я так понимаю, должна пройти некая ревизия?

– Она уже идет полным ходом. Мне пообещали до Нового года полностью провести ревизию наличия земли и кому она принадлежит, а весной по проблемным участкам будем смотреть, как ее использовать.

 

О сотрудничестве с Южной Кореей

– Событие, которое для нас, журналистов, очень знаковое: вы провели пресс-конференцию. Когда вы рассказывали о своей поездке в Южную Корею, прозвучали такие слова: «Хабаровский край в течение трех дней произвел там настоящий фурор». Расскажите про этот фурор поподробнее.

– Что такое Южная Корея? Масса бизнеса, масса чиновников, которые хотят где-то совместно поработать, что-то сделать, произвести, потому что территория маленькая, все занято и развиваться некуда. Но при этом для них [российский] Дальний Восток – это Владивосток, потому что там бывают высшие должностные лица на [Восточном экономическом] форуме. В газетах – а они к газетам очень серьезно относятся – это все печатается, и они видят там Владивосток и остров Русский. И в Корее сложилось такое мнение, что можно работать только во Владивостоке или в Приморье. А когда мы приехали и рассказали, что у нас есть порт Ванино, порт Совгавань, полезные ископаемые, строительство, земля под овощи, кораблестроение, авиастроение, металлургия – для них это, конечно, было открытием. Каждый старался забить время для себя, чтобы переговорить и в дальнейшем продолжить с нами работу. Они готовят очень большую делегацию из бизнеса, чиновников, 19 декабря они должны прилететь.

– Понятно, что говорить о каких-то совместных проектах пока рано...

– Почему? Есть уже проекты в металлургии, они реализовываются, их будут расширять. Есть проекты с молодежью: им хочется ездить к нам на соревнования, им хочется у нас тренироваться, им нравится наш волейбол, они хотят попробовать себя в боксе, в хоккее, в футболе. Есть огромнейший интерес к нашим учебным заведениям, но у нас действительно очень хорошее образование в Хабаровске. Очень большой интерес и по медицине.

– Хотя, казалось бы, это у нас большой интерес к их медицине всегда был.

– У них в основном быстро развивается косметология и пластическая хирургия. А все, что касается бронхо-легочных заболеваний, заболеваний крови, онкозаболеваний – тут они не настолько продвинутые, как мы. И есть же разница в ценах. Допустим, операция на сердце – то же стентирование – у нас проводится по лучшим мировым стандартам. Но вы же понимаете, сколько стоит сделать такую операцию в Корее и сколько у нас. Будет у них интерес, если можно дешево получить высококачественную услугу, нисколько не уступающую, а может, и превосходящую южнокорейское качество? Конечно, будет.

– Но нужно развивать этот интерес, зазывать. У нас множество туристических компаний, которые предлагают медуслуги в Корее. А кто корейцам это предложит?

– Предложить – не проблема, и вы не заметите, как здесь будут одни корейцы лечиться. Здесь нужно рассчитать свои возможности. Я поручил министерству здравоохранения посчитать потребность для наших людей, чтобы не получилось так, что наш будет стоять в очереди по квоте. Если у нас переизбыток – мы будем приглашать [иностранных пациентов], а если самим мало – то зачем мы это будем делать? Мы же не будем зарабатывать деньги на здоровье наших граждан. Корейцев интересует и экстракорпоральное оплодотворение – надо опять же посчитать. До Нового года посмотрим: если свободные мощности есть, то мы их очень быстро зазовем.

 

Об аэропорте имени Хабарова, Невельского или Муравьева-Амурского

– Напоследок – еще одна резонансная тема, которую обсуждают в офисах и на кухнях: имя для нового хабаровского аэропорта. Идет сейчас голосование, а оно вообще нам надо – имя аэропорту?

– Обязательно. Причем ко мне пришли и спросили, как должен называться аэропорт, а я ответил: «Как считают жители Хабаровского края, так он и должен называться». Даже не буду публично говорить, что я сам выбрал, хотя я уже и в самолете анкету написал, и позвонил.

Что это даст? Увековечим имя. У нас растут дети, они же наверняка спросят, кто это и что это значит. Или в гаджет залезут, но узнают. И вообще, мы же серьезный город, и аэропорт у нас серьезный – смотрите, как мы его строим. Что это за название – «Новый», «Старый»? Не звучит. И потом, это же наши предки. Мы должны о них помнить. Я считаю, что это очень хорошая идея – давать имена.

Комментарии 8

Неужели пустословие наконец закончилось и начались дела? Поведение Фургала вызывает как минимум уважение
Ирина 28.11.2018 22:08
Неужели пустословие наконец закончилось и начались дела? Поведение Фургала вызывает как минимум уважение


"Я и еще раз, и сто раз повторю: ни одной копейки на социальные нужды – образование, здравоохранение, спорт – не будет сокращено". Очень жаль, что губернатор не вспоминает здесь о культуре.
Геннадий 28.11.2018 22:33
"Я и еще раз, и сто раз повторю: ни одной копейки на социальные нужды – образование, здравоохранение, спорт – не будет сокращено". Очень жаль, что губернатор не вспоминает здесь о культуре.


культуры в городе с вытоптанными газонами, автомобилями на тротуарах и воплями СЛЫЫЫЫШТЫЧЕЕЕАААА из кредитокорыт, не пропускающих друг друга на пешеходном переходе, нет давно, спасать нечего.
29.11.2018 08:47
культуры в городе с вытоптанными газонами, автомобилями на тротуарах и воплями СЛЫЫЫЫШТЫЧЕЕЕАААА из кредитокорыт, не пропускающих друг друга на пешеходном переходе, нет давно, спасать нечего.


У вас ещё будет время поднять вопрос о культуре, поскольку образование,здравоохранение и спорт так же водят в понятие культура,азакидатьпросто вопросамитак, что неизвестно,на какой отвечать... так всегда бывает в хаосе
Волошенко Юрий 26.12.2018 13:40
У вас ещё будет время поднять вопрос о культуре, поскольку образование,здравоохранение и спорт так же водят в понятие культура,азакидатьпросто вопросамитак, что неизвестно,на какой отвечать... так всегда бывает в хаосе


Вперед Губернатор и только вперед. Удачи .Все получится. Хоть один единственный настоящий Губернатор.
Альбина 29.11.2018 02:56
Вперед Губернатор и только вперед. Удачи .Все получится. Хоть один единственный настоящий Губернатор.


Ну за наболевшие проблемы взялись. Но какова программа то экономического развития? Корея нам поможет? ОГА! Эти сплошь лицемеры. Фурор произвели... У ациацких эуреев!!! Больницы фельдшпункты это не развитие, а расходы... Добыча с местным налогобазированием будет? Ну впрочем Москва не сразу строилась.
Васёк 29.11.2018 15:02
Ну за наболевшие проблемы взялись. Но какова программа то экономического развития? Корея нам поможет? ОГА! Эти сплошь лицемеры. Фурор произвели... У ациацких эуреев!!! Больницы фельдшпункты это не развитие, а расходы... Добыча с местным налогобазированием будет? Ну впрочем Москва не сразу строилась.


Лдпр получила очень хороший шанс к24году показать себя в деле и народ по всей стране очень внимательно за этим смотрит !А деньги ,деньги будут ,и не мало!И это не пустой трёп!Самое интересное это источник этих денег он находится в нанайском районе в селе Малмыж !Там находится одно из крупнейших в Мире месторождений меднопорфировых руд и золота там уже доказаных запасов больше 300тонн а вообще общие запасы месторождения оценены в 130-150МИЛЛИАРДОВ долларов !Разведку и оценку делали американцы.права на разработку выкупила РФ в августе перед выборами Губернатора это произошло .ГОК ПУСКАТЬ СОБИРАЮТСЯ В 2021г проработает 50лет продукции на 3миллиарда долларов в год !Теперь вопрос?СКОЛЬКО ДЕНЕГ ОСТАНЕТСЯ В РЕГИОНЕ?!НЕ ЗАГАДЯТ ЛИ ОНИ АМУР?!И ПОЧЕМУ ЛЮДИ ОБ ЭТОМ НЕ ЗНАЮТ!ТАК ЧТО СМОТРИТЕ ЧИТАЙТЕ И ПОНИМАНИЕ ПРОБЛЕМ ГУБЕРНАТОРА ПРИЙДЁТ!
Китаец 30.11.2018 18:24
Лдпр получила очень хороший шанс к24году показать себя в деле и народ по всей стране очень внимательно за этим смотрит !А деньги ,деньги будут ,и не мало!И это не пустой трёп!Самое интересное это источник этих денег он находится в нанайском районе в селе Малмыж !Там находится одно из крупнейших в Мире месторождений меднопорфировых руд и золота там уже доказаных запасов больше 300тонн а вообще общие запасы месторождения оценены в 130-150МИЛЛИАРДОВ долларов !Разведку и оценку делали американцы.права на разработку выкупила РФ в августе перед выборами Губернатора это произошло .ГОК ПУСКАТЬ СОБИРАЮТСЯ В 2021г проработает 50лет продукции на 3миллиарда долларов в год !Теперь вопрос?СКОЛЬКО ДЕНЕГ ОСТАНЕТСЯ В РЕГИОНЕ?!НЕ ЗАГАДЯТ ЛИ ОНИ АМУР?!И ПОЧЕМУ ЛЮДИ ОБ ЭТОМ НЕ ЗНАЮТ!ТАК ЧТО СМОТРИТЕ ЧИТАЙТЕ И ПОНИМАНИЕ ПРОБЛЕМ ГУБЕРНАТОРА ПРИЙДЁТ!


Не забывайте на Вас будут ещё единороссы катить большую цистерну с говном, но Кожемяко ещё должен стать губернатором, Шпорт то же хотел. Трудности Хабаровчане поймут
Николай Клименчук 03.12.2018 21:36
Не забывайте на Вас будут ещё единороссы катить большую цистерну с говном, но Кожемяко ещё должен стать губернатором, Шпорт то же хотел. Трудности Хабаровчане поймут



CAPTCHA
Наверх