О вероятном укреплении рубля к доллару заявил глава Сбербанка
Бизнес 2504
Герман Греф

Глава Сбербанка Герман Греф считает, что к концу этого года рубль имеет шансы укрепиться по отношению к доллару. В большом интервью ТАСС он рассказал о причинах таких прогнозов, работе в условиях «коронавирусного кризиса» и принципиальном споре крупных арендаторов с арендодателями.


Что будет с рублем?

По словам Грефа, делать точные прогнозы в нынешней ситуации сложно, однако предпосылки к укреплению национальной валюты все же есть.

«Наша национальная валюта тесно связана с ценой на нефть, а ее тяжело спрогнозировать. Я доверяю одному из старых и опытных аналитиков Генри Гроубу. Он называет на конец года 60-62 доллара за баррель. Значит, рубль будет в пределах плюс-минус 60 к доллару.

Пока тенденции таковы. Никто не знает, как будет развиваться ситуация с коронавирусом. Если случится вторая волна, возможно, рубль станет колебаться. Сейчас сказал бы так: при плавающем курсе рубль является естественным демпфером макроэкономической ситуации. В 2014 году предприняли очень правильное действие, когда отпустили рубль и перешли к таргетированию инфляции, перестав таргетировать курс. Конечно, экономика сегодня значительно более флексибильная к таким шокам, с которым мы встретились. И она переживает коронавирус гораздо лучше, чем я, допустим, ожидал».


Работа в кризис

Герман Греф заявил, что минувшая весна – это самые тяжелые месяцы в его биографии

«Никогда не сталкивался с тем, чтобы вдруг происходил стопроцентный обрыв в 11 отраслях, пострадавших от коронавируса. В них практически иссяк финансовый поток. Это система общественного питания, часть торговли, туризм, авиация... Представьте, у "Аэрофлота" объем перевозок упал на 95 процентов. Страшный удар! Авиакомпании летают на самолетах, которые находятся в собственности у нас, а в лизинге – у них. Мы обязаны ежемесячно получать платежи, рассчитываться с теми, кому сами должны. А все кредиты в момент перестали обслуживаться. Дни и ночи шел поиск решений по реструктуризации. Члены правительства буквально ночевали у нас, мы не вылезали из Белого дома, ища варианты выхода из этой ситуации. Кабмин работал без преувеличения по 20 часов в сутки. Требовались оперативные решения. Правительству можно было лишь посочувствовать. Никто не ждал такого стресса. Самое страшное в тот момент – бездействие. Его не было. Ряд действий, может, оказался суетным и неверным, как мы понимаем задним умом. Но тогда виделось, что это абсолютно правильные реакции.

Центральный банк, на мой взгляд, отработал очень качественно. Вовремя были приняты необходимые шаги, которые позволили нам немного развязать руки и поддержать клиентов. Мы в кратчайшие сроки провели гигантскую реструктуризацию. За неделю переоформили такое количество кредитов, как за весь 2019 год. Более чем на триллион рублей по юридическим лицам! Пришлось полностью изменить работу программного обеспечения, в основном вручную реструктурировать кредиты, переподписывать соглашения. Можете себе представить… Это огромный труд людей».


Помощь бизнесу и борьба за принцип

По словам главы Сбербанка, события последних месяцев спровоцировали огромное количество обращений, и пришлось делать непростой выбор – кому помогать. Он также прокомментировал лоббирование закона, который в конечном итоге не позволил крупным арендаторам коммерческой недвижимости получить отсрочку по аренде – такое право предусмотрели только для малых и средних предприятий.

«Помогали и [владельцам коммерческой недвижимости, и торговли]. А как иначе? Теряет экономика – теряет банк. Вторая линия обороны. Первым выгодоприобретателем проблем и долгов является наш клиент, потом мы. Что касается владельцев торговых центров и сетей, мы встали на сторону арендодателей по единственной причине. Даже в самой тяжелой кризисной ситуации нельзя нарушать базовые принципы гражданского законодательства. Есть понятие двустороннего договора. Никто не может по своей воле его расторгнуть. Госдума же предложила дать право арендатору в одностороннем порядке выходить из сделки. Да еще без компенсации потерь. Грубейшее нарушение основ устойчивости хозяйственного оборота! На мой взгляд, во внесудебном порядке этого делать нельзя. Мы боролись за принцип.

Законопроект мог спровоцировать грандиозный подрыв всех экономических отношений. Финансовые ресурсы стали бы более дорогими, пришлось бы хеджировать риски при заключении двухсторонних сделок.

Можно сказать, это дополнительный налог на экономику в целом. Его удалось минимизировать, найти компромисс, и это большое благо».


Кроме того, журналист ТАСС поговорил с Германом Грефом о современном образовании, снижении расходов Сбербанка в кризис, Илоне Маске и смене правительства. Видеоверсия интервью доступна по ссылке.

Наверх