Тяжелобольной подросток из Комсомольска-на-Амуре не может получить квоту на операцию
По словам матери школьника, ему требуется срочное нейрохирургическое вмешательство, но местные врачи медлят с оформлением необходимых документов.
Общество 9875
Тяжелобольной подросток из Комсомольска-на-Амуре не может получить квоту на операцию

Бюрократическая волокита создает угрозу для жизни тяжелобольного подростка из Комсомольска-на-Амуре. Об этом корреспонденту портала «Губерния» рассказала жительница города Юности Ирина Крюкова. По словам женщины, ее сыну не удается получить квоту на высокотехнологичную операцию за пределами Хабаровского края. У школьника еще в ноябре этого года диагностировали тяжелое заболевание центральной нервной системы, для лечения которого требуется срочное хирургическое вмешательство, однако местные врачи до сих пор не подготовили необходимые документы для оформления заявки на квоту.

Проблемы со здоровьем у семнадцатилетнего Александра Руденка выявились в конце прошлого месяца. 27 ноября подростку стало плохо, а спустя два дня в городской больнице № 7 Комсомольска-на-Амуре ему поставили диагноз: «Цереброваскулярное заболевание, крупная артериовенозная мальформация сосудов головного мозга в теменно-затылочной области, псевдотуморозный тип течения, симптоматическая эпилепсия» (выписка из истории болезни имеется в распоряжении редакции).

Александр Руденок.jpg

По словам Ирины, подростка после приема у специалиста отправили домой, где его состояние ухудшилось. Спустя двое суток и после двух приступов Александра согласились госпитализировать. В больнице его матери сообщили, что школьнику необходимо провести сложную операцию.

«Здесь сделать такую операцию невозможно – нет оборудования. Нужно ждать квоту, а квот на этот год нет. Заведующий отделением в новосибирской клинике мне сказал: “Операция стоит от 300 тысяч до 10 миллионов рублей. И у вас таких денег нет, и мы наличными средствами не берем, нужна только квота”, – рассказывает Ирина Крюкова. – Как пояснил врач, случай очень тяжелый, это мина замедленного действия. Лопнуть этот мешочек [сплетение кровеносных сосудов в головном мозге] может в любой момент. А квоты так и нет».

Комсомольчанка обратилась за помощью в городскую администрацию и Минздрав Хабаровского края. Там женщине обещали ускорить процесс постановки ее сына в очередь на операцию. Между тем, по словам Ирины, помощь чиновников ограничилась лишь обещаниями, а врачи до сих пор не подготовили необходимые документы.

«Сначала нужно переслать документы в Хабаровск, потом Хабаровск отправляет документы в Новосибирск и в Петербург. Только две больницы могут нас принять. Вот с Новосибирском я сама уже связалась, они нас могут поставить на очередь – на февраль хотя бы, если получится – на конец января. Но для этого нужно все делать быстро, а они [местные врачи] до сих пор не отправили документы в Минздрав края. Я их трясу каждый день и все без толку», – рассказала Ирина Крюкова.

Об этом случае стало известно председателю комитета Госдумы по охране здоровья, депутату от Хабаровского края Сергею Фургалу.

«Если какой-то врач в Комсомольске-на-Амуре сказал, что пациенту срочно нужна операция, но квот нет, поэтому пусть идет домой, – то это либо врачи не знают своих должностных обязанностей, либо пациент, возможно, что-то недоговаривает», – заявил член фракции ЛДПР в Госдуме Сергей Фургал.

Депутат также отметил, что в случае необходимости проведения экстренной операции российские врачи и чиновники не могут оправдываться отсутствием квот. Они должны содействовать проведению лечения в федеральных медицинских центрах. Однако такой порядок действует, по словам парламентария, лишь в том случае, если сложный диагноз подтвержден в специализированной клинике.

Сейчас Александра Руденка готовят к выписке из городской больницы – 17 декабря его отправят домой. По словам матери, подросток после серии капельниц начал самостоятельно ходить (во время лечения в стационаре он не мог поднимать голову с подушки). Теперь Ирине Крюковой предстоит не только добиваться квоты на операцию, но и самостоятельно следить за состоянием сына.

Наверх