Сергей Фургал: Излишние ограничения для людей ни к чему хорошему не ведут
В очередном интервью «Губернии» глава Хабаровского края рассказал о ситуации с коронавирусом, экономических потерях региона, строгом масочном режиме и опасности бани.
Общество 14470
Интервью с губернатором

В Хабаровском крае к 22 апреля выявили уже почти 250 больных COVID-19. По абсолютному числу зараженных регион стал лидером «коронавирусного» антирейтинга среди субъектов ДФО. Чем обусловлена тревожная статистика, губернатор Хабаровского края Сергей Фургал рассказал в интервью, которое вышло вечером 21 апреля на телеканале «Губерния». Глава региона также уточнил, кто будет отвечать за соблюдение усиленного масочного режима, назвал сферы бизнеса, которые смогут возобновить работу в ближайшее время, объяснил, чем Хабаровский край может помочь Еврейской автономной области, и ответил на другие вопросы журналиста Антона Пиотровича.


О всплеске количества диагнозов COVID-19 и «мягком» режиме самоизоляции

– Сергей Иванович, здравствуйте. Конечно, сегодня будем говорить только о коронавирусе и обо всем, что с этим связано, потому что это не только болезнь: это уже и экономическое, и социальное явление.

Начнем, наверное, вот с чего. В конце прошлой недели мы перешагнули психологический барьер – 100 диагнозов «коронавирус». Нынешняя неделя только началась – и уже больше 200 диагнозов. При этом люди не очень качественно соблюдают режим самоизоляции – по крайней мере, по сравнению с первыми неделями. Может быть, стоит ужесточить режим?

– Что касается цифр – действительно, мы перевалили уже за 200 [диагнозов], и я уверен, что этот процесс будет нарастать. Но что показала эта неделя? Я же не зря сказал, что нужно потерпеть неделю, чтобы понять, что происходит. Мы значительно нарастили количество тестов: мы уже проводим более тысячи в сутки. Кроме этого, я издал распоряжение брать тесты у медицинских работников, у всех пациентов, которые лежат в больницах, которые поступают и которые выписываются, и, самое главное, дал указание брать тесты у всех, кто имел контакт [с зараженными]: первый [круг контактов], второй, даже третий. И как только мы стали брать контакты, усиленно делать тесты, мы сразу увидели, что у нас резкий рост заражения. Я бы не сказал «заболеваемости» – заражения.

Мы тщательно провели анализ, посмотрели, сколько женщин, сколько мужчин, детей, какого возраста, где происходит заражение – и выяснили интересный факт. Более 60% людей, у которых на сегодняшний день положительная проба на коронавирус – это абсолютно здоровые люди, бессимптомные. Выборочно им сделали СКТ [спиральную компьютерную томографию] – на СКТ пневмонии нет, жалоб и симптомов нет, человек себя чувствует хорошо, но при этом является носителем вируса и заражает других.

О чем это говорит? Очень большой процент бессимптомников, на которых сегодня не обращают внимания, но которые являются разносчиками инфекции. Отсюда пошли определенные решения, в том числе по ужесточению режима. И сегодня мы уже с уверенностью можем назвать основные места, где происходит заражение. Я вынужден констатировать, к сожалению, что это больницы, поликлиники и места скопления людей, где невозможно их разъединить. В поездах, самолетах, магазинах, поликлиниках, больницах происходит заражение, а дальше уже через контакты [инфекция] начинает распространяться.

Кроме этого, я хотел бы обратить внимание, что у нас есть несколько выявленных детей [с коронавирусом] – около 10 человек. Здесь интересная картинка: мама, папа, бабушка или дедушка берет ребенка в магазин, ребенок ручкой где-то там взялся, потер личико, через сутки у него развился коронавирус, но у ребенка симптоматики нет, ребенок здоровый. Как только [кто-то из родственников его обнял], произошло заражение. То есть дети у нас являются переносчиками, но при этом клинически не проявляются.

Исходя из этого, мной было принято решение ввести масочный режим в местах скопления людей. Это автобусы, магазины, поликлиники, больницы. Для чего это сделано? Маска защищает окружающих от больного коронавирусом. Исходя из того, что у нас 60% бессимптомников, мы делаем вывод, что люди не знают, что они являются носителями коронавируса, и заражают других людей. Соответственно, нужно надевать маску.

Я знаю, что начинают говорить: вот, режим ЧС не ввели, масок в аптеках нет. Ребята, логика очень простая: [большая часть] зараженных людей не знают и даже не догадываются о том, что они являются носителями. Поэтому с [22 апреля] во всех общественных местах все должны быть в масках. Дома или на тротуаре хотите носить маску – носите, не хотите – не носите. Но если вы идете в общественное место, где большое количество людей, наденьте маску. Вы не знаете, есть у вас вирус или нет. Поберегите других.

 

О дефиците масок и ответственности для тех, кто их не носит

– Сергей Иванович, но вопрос масок все равно стоит очень остро.

– Согласен.

– Возможно, в каких-то торговых центрах их можно найти, но в аптеках-то недостаток масок.

– Сегодня специально поинтересовался этим вопросом. Во-первых, в государственных аптеках маски есть. В частных аптеках действительно масок нет, но это связано, на мой взгляд, с тем, что аптеки не хотят сильно заморачиваться с этим атрибутом. Поэтому, конечно же, мы обратимся к коммерческим аптекам с просьбой все-таки купить маски и продавать их в свободной продаже. Что касается торговых центров, в магазинах маски есть, по 10 масок упаковки продаются. Но необязательно надевать медицинскую маску, достаточно многоразовую тканевую (фланелевую или марлевую) повязку, и она уже не даст возможность заразить других. Мы должны думать об окружающих.

Маска – это слишком маленькая проблема, чтобы из-за нее ломать копья. У нас, поверьте, с коронавирусом проблем сегодня – воз и целая тележка.

Пользуясь случаем, хочу обратиться к родителям. Старайтесь избегать автобусов, где скопление людей. Повторюсь, что дети не болеют, но являются переносчиками инфекции. Поберегите себя, поберегите своих пожилых родителей, бабушек и дедушек. Не надо тащить ребенка в магазин. Купите сами, что вам нужно, но ребенка тащить не надо.

– Надеюсь, что вас услышат наши земляки. Все-таки я хочу вернуться к масочному режиму, к ужесточению условий масочного режима. А кто будет следить за его соблюдением в автобусе, в магазине?

– Контроль будут нести хозяева, руководители предприятий либо автобусов. Руководители или хозяева торговых точек должны поставить либо дежурных, либо каких-то ответственных, которые будут стоять на входе и останавливать тех, кто будет заходить без масок, предлагать им разные варианты: либо предлагать маску, если хотите, чтобы он у вас что-то купил, либо просто не пускать. То же самое по автобусам.

Я думаю, что немножко мы побузим, но это делается в интересах всех жителей Хабаровского края.

– Наказание какое-то предусмотрено за нарушение? И кто его будет нести?

– В первую очередь будут нести руководители предприятий и общественного транспорта. Если они будут допускать нарушение постановления губернатора, мы их будем наказывать согласно законодательству. А людям, конечно, нужно объяснять, говорить. Доброе слово сегодня лучше, чем наказание.

Если вы заметили, в эту субботу-воскресенье у нас уже было меньше людей в общественных местах, уже меньше скапливались, потому что патрули, сотрудники полиции в превентивной форме разговаривали, объясняли. И это имеет действие.

Мы же все хотим быть здоровыми, никто не хочет заражаться. Давайте побережем друг друга.

 

О возможном ужесточении мер по борьбе с инфекцией

– Пропускной режим не планируется вводить?

– Я пока не вижу такой необходимости. С одной стороны, рост [числа заболевших] кажется большим, но, с другой стороны, рост предсказуемый и уже не скачкообразный, а ровный.

Я знаю на каждый день, сколько выявлено (пофамильно) и в каком учреждении, районе, населенном пункте. Поэтому сегодня вводить пропускной режим не вижу никакого смысла, потому что он нам, по большому счету, ничего не даст. Излишние ограничения для людей тоже ни к чему хорошему не ведут. Все должно быть разумно. Мы должны принимать меры ровно настолько, насколько они эффективно действуют. Если они эффективно действуют, мы должны их принимать и объяснять жителям, что это не прихоть губернатора или правительства, а просто необходимость, которая позволяет нам снижать распространение коронавируса.

– Но география растет: уже и Николаевский, и Верхнебуреинский районы, и Комсомольск…

– Она и будет расти. Чудес на свете не бывает. Весь мир сегодня поражен этой заразой. Было бы наивно полагать, что эта зараза будет в Москве, но не будет в Хабаровске. Если мы посмотрим, то с января в Хабаровский край заехало минимум 45 тысяч человек, в том числе и из-за границы, и из Москвы, и из других точек, где распространен коронавирус. Естественно, с этими людьми заехало большое количество носителей данной инфекции. Поэтому будем выявлять.

Но все должны понять логику наших действий: мы сегодня осознанно идем на увеличение выявления коронавируса. Есть два способа. Первый – проверять только тех, у кого есть симптомы, кто пришел и обратился за медпомощью, и тогда у вас рост будет незначительный до определенного момента, а потом рванет. А можно [действовать] «агрессивным» способом: как только выявили заболевшего, сразу начинать обследовать все контакты, чтобы люди как можно меньше контактировали и заражали других.

Да, очень часто есть непонимание, когда к человеку приходят, берут мазок и говорят: «У вас коронавирус» – очень много возмущаются, говорят, что коронавируса у них нет, они здоровы. Но он есть, и здесь очень важно этого человека изолировать.

Вот прилетели из Кореи – сколько было разговоров: надо в изолятор садить, не надо, отпустить хабаровчан на домашний режим или не отпускать. Было принято решение всех посадить в обсерватор. Как показывает практика, сделали правильно: уже 12 человек из обсерватора попали в инфекционный госпиталь. Если бы мы этих людей отпустили домой, они бы думали, что они здоровы, и обязательно пошли бы в гости и так далее. И это бы все распространялось.

Поэтому логика очень простая: мы превентивно стараемся максимально выявить количество людей и оградить.

 

О вспышке коронавируса в Ульчском районе и планах на случай, если «вдруг рванет»

– Как сегодня складывается ситуация в Богородском? Такой уникальный случай – целый населенный пункт закрыли на карантин.

– Ничего там уникального нет. Есть очаг, он развился, мы его четко зафиксировали. Абсолютно точно знаем, как бороться с очагом, как проводить противоэпидемиологические мероприятия. Но самое главное – начали делать подворовой обход, практически большую часть населения начали тестировать. Мы в Богородском на сегодняшний день взяли 840 тестов на три тысячи населения. Представляете, какая степень охвата? Естественно, раз мы взяли такое большое количество тестов в одном локальном месте, там и количество носителей коронавируса большое по плотности. Но, с другой стороны, там у нас очень много людей-бессимптомников. Основное количество людей – бессимптомные формы, но тем не менее они являются носителями коронавируса.

Я думаю, что если бы была возможность [другие населенные пункты] охватить в тех же пропорциях на тысячу населения, как это сделано в Богородском, то, наверное, цифры были бы другие. Но сегодня это невозможно по определению: не можем мы сделать, допустим, 15 тысяч тестов в день. Это Москва себе может позволить. Мы и так сегодня делаем по минимуму тысячу тестов в день. Давайте подумаем: если мы делаем тысячу тестов, если правильно выбираем референтные группы, если понимаем, у кого надо брать, мы должны быть готовы к тому, что обязательно будут результаты. Но самое главное – не допускать до тяжелых форм. Это уже второй вопрос.

– Довольно часто приходится слышать о средствах индивидуальной защиты для медперсонала, о техническом оснащении. С одной стороны, говорится о том, что всего хватает, но при этом говорится о том, что ситуация достаточно пограничная: если вдруг рванет…

– Чтобы вдруг не рвануло, надо понимать текущие моменты. У нас идет рост, рост идет значительный, но если рассматривать на 100 тысяч населения, то рост незначительный. Но, с другой стороны, мы-то прекрасно понимаем, что происходит. Я еще раз говорю: если каждый день делать по тысяче тестов и знать, где и у кого делать, то чтобы глобально рвануло, чтобы сотнями пошли в день… это очень, очень вряд ли.

Но тем не менее на сегодняшний день у нас подготовлена уже тысяча коек. Мы выполнили норматив по кислороду еще в первых числах апреля. Единственное – у нас не хватает по нормативу ИВЛ: по нормативу 230, мы 90 пока поставили. Но у нас есть запасные в других лечебных учреждениях, на скорой медицинской помощи, и если уж что-то произойдет глобальное и сверхъестественное, мы знаем, как будем действовать. Это же не происходит в течение одной минуты, одного часа или одного дня. У нас есть четкие пути маршрутизации, мы понимаем, как мы сегодня сортируем [пациентов], где у нас должны лежать «легкие», где бессимптомники, где с сопутствующими заболеваниями.

Кстати, мы приняли решение (я думаю, единственные на Дальнем Востоке), что мы все внебольничные пневмонии без исключения берем мокроту на посев. То есть мы хотим разобраться: а только ли и столько ли коронавирус сегодня вызывает пневмонии, или есть и другие источники? И плюс – хотим посмотреть, что происходит при коронавирусе, как ведут себя сопутствующие инфекции и так далее. Поэтому работы сегодня в Хабаровском крае со стороны Роспотребнадзора, правительства и меня лично – очень много. Мы начинаем утро с обсуждения задач на сутки и заканчиваем это только ночью. Так каждый день. Это позволяет нам полагать, что у нас не будет апокалиптического сценария. Да, расти [число заболевших] будет, и с этим ничего сделать нельзя, но расти все должно под контролем. Вот сегодня у нас все под контролем.

 

О помощи соседям

– Была информация, что к вам обратились из минздрава Российской Федерации с просьбой оказать помощь Еврейской автономии в организации противоэпидемических мероприятий, и министр здравоохранения края Александр Витько ездил в ЕАО. Почему, зачем, как будет осуществляться это межрегиональное сотрудничество?

– Давайте смотреть правде в глаза, а правда на сегодняшний день такова. В Хабаровске есть две лаборатории санэпидемнадзора, не считая лабораторий медицинских. Но дело не в количестве, а в качестве: сегодня наша хабаровская лаборатория берет тесты и не подтверждает их у федералов. Если раньше мы брали тест, смотрели, сомнительный он или положительный, и отправляли в Новосибирск либо в Москву на подтверждение, то сегодня ввиду того, что у нас нет расхождений с ними и мы делаем все качественно, наша лаборатория самостоятельно выставляет диагноз. Без всяких проверок извне.

Кроме этого, нужно не забывать, что у нас есть институт – он единственный на Дальнем Востоке. И этот институт сегодня занимается уже не только жителями Хабаровского края, но и пробами в том числе из ЕАО. Область не может себе позволить проводить большое количество качественных исследований, а время имеет приоритетное значение. Это очень важно – получить быстрый результат, чтобы понять, кого где нужно локализовать и как лечить.

Кроме этого – не хочу осуждать или критиковать, но так сложилось, что система здравоохранения в Еврейской автономной области послабее, чем в Хабаровском крае. Поэтому считаем необходимым, исходя из тех сил, средств и возможностей, которые есть у Хабаровского края, в том числе и помогать соседям. Причем мы через наш институт готовы помогать не только ЕАО, но и другим нашим регионам, в плане диагностики, рекомендаций. Если надо, где-то можем поделиться определенными вещами.

 

О том, когда ждать пика заболеваемости

– Последний вопрос из области медицинских. На прошлой неделе вы говорили о том, что пика в лучшем случае стоит ждать 30 апреля. Прошла неделя. Скорректировался прогноз?

– Смотрите. Два дня назад [18 апреля] было одно количество [подтвержденных диагнозов], позавчера – точно такое же, вчера снижение на 10% по отношению к позавчера, сегодня [21 апреля] – такое же количество, как было вчера. Завтра, мы предполагаем, будет примерно такое же количество, как сегодня. До субботы смотрим, и если у нас выстраивается такое плато, мы внизу рисуем, сколько у нас сегодня вылечилось. И как только у нас количество заболевших будет примерно равно количеству выздоровевших, мы можем считать, что мы счастливые люди: мы добились равновесного состояния, когда у нас нет прироста.

А что касается пика – ну, в понедельник я вам точно скажу, достигли мы пика или нет. Исходя из того, чему меня учили (и сегодня продолжаю интересоваться, читаю научную литературу), пика мы [к этому времени] должны достигнуть. Сейчас смотрим до понедельника, и если роста нет, мы достигли пика. Но есть одно «но»: самое главное, чтобы у нас не возник очаг. Если вдруг, постучим по дереву, возникнет очаг, то все это растянется. Очаг не возникает, мы пика достигли, ждем второго показателя – равновесного количества выздоровевших с количеством заболевших, и тогда я вам говорю, что теперь мы идем в правильном направлении.

Сегодня всех хочу успокоить: не надо никаких нервов. Расслабляться не надо, расхлябанности не надо, но в Хабаровском крае все под жестким контролем. Работают специалисты. Но эпидемия есть эпидемия. Не надо брать только цифры, сколько появилось больных, нужно рассматривать все в комплексе. Если рассматривать в комплексе (соотношение на 100 тысяч человек и так далее), вы поймете, что у нас все будет хорошо.

 

О магазинах, которые скоро откроются

– Давайте перейдем к экономике. На второй неделе режима самоизоляции были сделаны вами определенные послабления. Я имею в виду, что было разрешено работать малым предприятиям: парикмахерским, салонам красоты. Начали работать крупные предприятия в том же Комсомольске, Амурский судостроительный завод вышел обратно на полную мощность. Какого эффекта ждете от этого решения?

– Утро у нас ведь начинается не только с планов по коронавирусу, но и с обсуждения проблем по экономике. Если мы сами все не просчитаем и грамотно все не распределим, вряд ли кто-то нам это сделает. Нам могут помочь, но за нас никто ничего не сделает. Отсюда мы и принимаем решения.

Все, что касается системных предприятий – они открыты, мы их не закрывали. Мы сразу, с первого дня, приняли решение, что мы не останавливаем стройку, только наращиваем, потому что стройка будет являться нашим драйвером в дальнейшем. Мы открыли часть малого и среднего бизнеса.

Сегодня я рассматриваю вопрос, мы очень внимательно считаем, и при определенных условиях к концу недели мы сможем открыть торговлю бытовой техникой, парфюмерией, красотой – понимаете, о чем я. И кроме этого, мы считаем, что необходимо разрешить работать и магазинам промышленных товаров. Но мы сейчас смотрим, чтобы был отдельный вход и чтобы квадратура соответствовала заданным параметрам. Чтобы люди не толпились.

Мы еще раз все просчитаем, и к концу недели выйдет распоряжение, по которому, я думаю, значительная часть нашего малого и среднего бизнеса дополнительно получит право работать.

Бассейны, кинотеатры, рестораны – пока мы себе этого позволить не можем. Но магазины бытовой техники, магазины, которые торгуют парфюмерией, и промышленные магазины, конечно же, нужно открывать.

 

О бане, которой многим не хватает

– К нам поступают обращения от жителей небольших городов, например, из Николаевска: люди, которые живут в частном секторе, в неблагоустроенных домах, жалуются, что бани закрыты, а им мыться-то куда ходить? Я понимаю, что вы не можете сейчас ответить на этот вопрос. Это так, информация к размышлению.

– Я могу ответить на этот вопрос. Ребят, что касается бани – вот это точно будет место, где вы заразитесь. Лучших условий для вируса придумать нельзя: влага, дерево, которое очень тяжело поддается санитарно-гигиенической обработке, голое тело, кожа, слизистые. Поэтому с банями, как бы нам ни хотелось… Пока не увидим, что сформировалась иммунная прослойка, заболеваемость не растет – [не откроем].

Я просто призываю понять: это не прихоть, это просто банальный расчет. Баня может явиться именно тем местом, где произойдет заражение.

 

О поддержке предпринимателей, терпящих убытки

– С самого начала введения режима самоизоляции было принято несколько пакетов по поддержке малого и среднего бизнеса: это отсрочка по налогам, по арендным платежам, были обещаны нулевые кредиты на зарплату. Но, я думаю, вы сами знаете, что бизнесмены очень скептически относятся к этим мерам поддержки, потому что налоги все равно придется платить, нулевые кредиты – ну, пока это не очень доступная история. Ваш комментарий по поводу того, работают меры или не работают?

– Знаете, что касается нулевых кредитов… Тяжело, потому что банки – это все-таки коммерческие, независимые структуры, и мы только добрым словом можем их уговорить это сделать. Но тем не менее они начали работать.

Оперативно создана группа, которая сегодня просчитывает всевозможные варианты поддержки наших предпринимателей. Депутаты уже сегодня готовят законопроект по так называемому налогу УСН, и в этот законопроект попадет большое количество [предпринимателей].

– УСН – это упрощенная система налогообложения.

– Да, да. Мы значительно снизим процент УСН, и там попадет значительно количество предприятий. У [депутатов краевой думы] выйдет законопроект, они рассмотрят, и я, естественно, тут же подпишу. Потому что мы уже обсуждали, смотрели и понимаем, что нужно сегодня малому и среднему бизнесу помочь.

Но мы с вами должны понимать, что у нас есть бюджет и обязательства, и нам нужно выполнить все, что мы наметили. Поэтому я большое значение придаю некоторым отраслям, которые должны явиться драйверами. Туда люди могут перейти работать. Мы увеличим количество строек, мы увеличим количество дорожных работ. Соответственно, по максимуму будем привлекать туда малый бизнес на субподряды, на поставки оборудования либо на выполнение каких-то работ.

Дальше мы, конечно, будем смотреть по торговле. Этот сектор тоже очень сильно у нас просел, особенно в части промышленных товаров. Здесь будем помогать.

Приняли решение добавить дополнительные средства на сельское хозяйство, понимая, что покупные продукты питания будут расти в цене. Поэтому необходимо сегодня нарастить производство собственных продуктов питания. Разработана целая программа по ремонту и модернизации овощехранилищ, будем выделять деньги добавочно на теплицы, кроме этого, будем выделять дополнительно гранты на приобретение крупного рогатого скота. Ну, чтобы в сельской местности людей занять работой. Чтобы не сидели на пособии по безработице, а именно могли заработать.

Полностью нивелировать [ущерб экономике], скажу правду, не получится.

 

О потерях экономики от пандемии

– А просчитывали уже возможный ущерб для экономики региона? Допустим, мэр Хабаровска Сергей Кравчук сказал, что 850 млн рублей город потерял только в апреле. А что по краю?

– По краю недополученные доходы и потери – если исходить из той динамики, которая есть в апреле, у нас получается 17 млрд рублей. Колоссальная цифра. Но мы параллельно смотрим, где мы можем нарастить. Не зря же я сегодня [21 апреля], допустим, посещал судостроительный завод. Мы заложили два новых краболова, будем дополнительно делать им заказы на [суда на воздушной подушке СВП-50], плюс на [быстроходные пассажирские суда] А45. Мы смотрим, где сегодня можно увеличить количество работающего населения. Дороги, стройка, заводы, какие-то магазины, сельское хозяйство, логистические центры – если мы сможем значительно увеличить количество людей, тем самым мы увеличим количество налогов и уменьшим те потери, которые сегодня получит край.

Кроме этого, мы активно выходим на органы федеральной власти, обосновываем каждую цифру и говорим, что нам необходима помощь из центра. Я думаю, что обязательно такие решения будут приняты на федеральном уровне. Мы не просто просим денег, мы говорим: вот в этой части мы потеряли доходы, здесь центр нам должен помочь.

Допустим, мы посчитали по газу: он подорожал, а у нас энергетика и теплоснабжение на многих предприятиях идет по газу. Мы же не можем поднять тариф – есть определенные законы, запрещающие нам это сделать, а у предприятия при определенном заложенном тарифе выросла цена на газ. Им либо банкротиться, либо что делать? А у нас еще впереди следующий отопительный сезон. Где-то придется напрямую помогать, может быть, даже через ссуды, через кредиты. Но, думаю, будем стараться поддержать пострадавшие отрасли через госзаказ.

– То есть через бюджетные средства.

– Естественно. Не просто денег дать, а дать возможность заработать, чтобы потом они заплатили налоги.

В том числе сейчас рассматриваем гостиничный бизнес. Я хочу перевести врачей 11-й больницы (10-ю уже перевели) и станцию скорой помощи на казарменное положение.

– Чтобы они жили где-то концентрированно?

– Да. Мы платим гостинице деньги (она переживает трудные времена) и защищаем наших медиков, чтобы они не пострадали. Потому что если мы не защитим наших медицинских работников, то все наши действия, которые мы сегодня предпринимаем против коронавируса, не будут стоить и выеденного яйца. Если не будет медицинских работников, мы ничего не сделаем, поэтому мы должны всеми доступными средствами их сохранить.

Я подписал распоряжение: тем категориям медицинских работников, которые не попали под федеральные доплаты, доплачивать из краевого бюджета, причем посчитаем с 1 апреля. Второе: по максимуму тех, кто подвержен риску заражения, перевести на казарменное положение – на гостиничное, скажем так. И гостиницам поможем, и [врачей] сохраним. Третье: распоряжение передавать средства защиты (многоразовые костюмы и так далее) в первую очередь туда, где они наиболее необходимы.

Проблем очень много, но все можно решить, если совместно думать, понимать друг друга.

– Вы уже затронули тему помощи из федерального центра, но ведь и сейчас средства из федерального центра выделяются.

– Да, выделяются.

– На что они идут? Многие телезрители спрашивают, где деньги.

– Я не скажу, что это большие суммы. На сегодняшний день мы получили из федерального центра 307 миллионов. Но, уважаемые коллеги, вы понимаете, что такое, допустим, перестроить и переквалифицировать 10-ю больницу [в Хабаровске] под инфекционный госпиталь? Или что такое открыть обсерваторы? Ведь в обсерваторе [содержание одного человека] стоит от двух до пяти тысяч в сутки: это плата за гостиничный номер, это питание и все остальные прелести жизни. Это же тоже деньги, и деньги немалые. Плюс доплаты мы сейчас будем делать медицинским работникам. Кроме этого, мы же закупаем средства индивидуальной защиты. Мы также закупаем и маски, и халаты, и бахилы. Это все стоит серьезных денег.

Мы посчитали, что нам для эффективного прохождения этого периода необходимо 4,9 миллиарда.

– Это, что называется, на текущие расходы?

– Естественно. Это же и лечение, и профилактика. Вот мы объявили карантин в Богородском, 18 сотрудников мы туда послали жить и работать, отправили туда целую бригаду, которая занимается дезинфекцией, наняли людей, которые делают подворовой обход. Даже каждая проба стоит денег: приехали туда, взяли пробу в специальную пробирочку, вертолетом передали в Хабаровск. А здесь работают лаборанты. А препараты, а расходные материалы? Когда все это начинаешь складывать, получается огромная цифра: 4,9 млрд рублей.

Но все, что касается борьбы с коронавирусом, конечно же, мы не обсуждаем. На это мы деньги находим и выделяем. Но мы не забываем и про программу аварийного жилья. Буквально сегодня я с федеральным центром разговаривал, и мы договорились, что край ускорит строительство для [переселения из] аварийного жилья, а нам дополнительно на 2021 – 2021 годы предусмотрят деньги. Это чем хорошо? Мы тогда на госзаказ сможем привлечь большее количество наших людей, которые смогут заработать денег. С одной стороны, ветхое жилье сдвинется с места, начнем строить, переселять людей. С другой стороны, люди получат заказ: кто-то кирпич, песок повезет, кто-то пойдет кирпич класть, штукатурить и все остальное. Это все имеет огромное значение. Нам ни на минуту нельзя остановиться.

 

О дистанционном обучении и «коронавирусных каникулах»

– Давайте перейдем к социальной сфере. Такое новшество не только для нашего региона, но и для всей страны: дистанционное обучение школьников. Конечно, когда все это дело запустилось, возникли проблемы (я как отец двух школьниц это знаю). Но одно дело, когда в школе просто неправильно настроили программу или что-то еще, а другое дело – когда есть проблемы в принципе с качественной связью, с наличием техники, на которой дети занимаются дистанционно. Я имею в виду отдаленные районы, малообеспеченные семьи. Что сделано в этом направлении, как налажена работа?

– Вы, наверное, знаете, что младшие классы мы отпустили. Дальше – я издал распоряжение: тем, у кого нет сегодня оборудования (это малообеспеченные семьи), предоставить за счет средств краевого бюджета. У нас есть определенный запас ноутбуков, которые мы поставили в учебные заведения за счет средств краевого бюджета, и я отдал распоряжение их выдавать. Дети, которые пошли на вынужденные каникулы – мы не отказались от выдачи им пайков, и буквально вчера я всех строго-настрого предупредил, что пайки должны быть разнообразные, должны быть одинаковые для всех и качественные. Взял под личный контроль.

– Возникало много жалоб по поводу пайков.

– Ну да. С одной стороны, когда встал вопрос, что будем делать с детьми, то для меня, допустим, было понятно, что детей нужно кормить. Соответственно, было распоряжение: через паек. Потом ко мне пошли жалобы, что где-то пайки хорошие, а где-то…

– «В соседней школе "чокопаи" дали, а нам не дали».

– Именно так. Поэтому я вчера [в понедельник] собрал всех, дал срок до среды – привести в порядок, в соответствие со стандартами. Понятно, что в Хабаровске паек может отличаться от Бикина, но в Бикине он не должен отличаться между собой. И второе – он должен быть насыщенный, полноценный. То есть сядьте и просчитайте, что должно быть в пайке, и не надо делать так, что наложили макарон или сахара несколько килограммов и назвали это пайком. Паек должен быть сбалансированным: молочный продукт, мясной продукт, может быть, фрукт, шоколад, крупа и все остальные вещи. Понятно, что если вы на неделю даете паек, то зачем ребенку килограмм сахара? Думаю, что к [22 апреля] жалобы пройдут.

Кроме того, что мы даем пайки детям, мы даем их еще и малообеспеченным. С завтрашнего дня мы увеличим количество выдаваемых пайков. Я дал распоряжение, уже выделяются дополнительные средства, будут докупаться пайки. Потому что действительно тяжело – много у нас сегодня людей, у которых нет денег даже на продукты, и это целая трагедия. Мы должны их учесть, чтобы у нас не осталось голодных. Не совсем пока у нас идеально получается, но мы стараемся.

 

О том, что будет с детскими лагерями

– Продолжая школьную тему: очень много вопросов приходит от телезрителей по поводу летних лагерей. Есть какое-то решение, понимание, будут они работать или не будут?

– Есть большая надежда, что сможем мы оздоровить детей – может быть, в июле, в августе. Но опять же, все будет зависеть от того, как будет развиваться эпидемиологическая ситуация. Если она будет такая, как сегодня, то, нравится нам это или не нравится…

– Но на июнь не надо рассчитывать?

– Июнь, я бы сказал, вряд ли. Июль, август – вероятность 50 на 50. Мы сегодня уже зарезервировали все лагеря, мы уже четко понимаем, кто куда поедет, как только ситуация выровняется, когда мы сможем вздохнуть и сказать: «Все, эпидемия прошла» – конечно же, по максимуму постараемся оздоровить детей, потому что они у нас настрадались.

– Измучены на каникулах, скажу я вам, за планшетами да телефонами.

– Согласен.

 

О жителях Хабаровского края, застрявших за границей

– Сергей Иванович, не могу не спросить, потому что это очень острый и обсуждаемый вопрос. Я имею в виду возвращение туристов, которые сейчас находятся за рубежом по тем или иным причинам. Когда люди неделями сидят в аэропорту – это, на мой взгляд, иллюстрация отношений «родина – гражданин». Почему так долго?

– Если бы это зависело только от Российской Федерации. В той стране, где граждане находятся, есть определенная методика и определенные правила. Дальше действия губернатора. Я узнаю, что в Таиланде находится 198 человек. Что может сделать губернатор? Естественно, я тут же обращаюсь в федеральные органы власти, чтобы они выделили самолет. У нас нет рейса, допустим, Хабаровск – Таиланд или Хабаровск – Нью-Йорк.

– С учетом того, что рейсы отменены, нужно специальное разрешение.

– Дальше действия такие. МИД собирает списки, проводит их через определенные процедуры, передает МВД, МВД отслеживает. Мы со своей стороны делаем обсерваторы и говорим, что вот, сделали обсерватор на 200 человек, помогите нам привезти наших людей до Хабаровска, а здесь мы их берем под свой личный контроль.

По Южной Корее это получилось быстрее, по Таиланду это получается медленнее, но, как нам объясняют, летает ограниченное количество самолетов, работает ограниченное количество в МИДе и в госуслугах, а обращений колоссальное количество. Все захотели вернуться в Россию. Я думал, что нет уже за границей столько людей, но 198 человек в Таиланде… Надо полагать, что они уехали, основная масса, где-то в конце марта, а некоторые и в апреле. Сказать, что они безответственные, можно, конечно, но смысл-то какой? Это ж наши граждане, их надо выручать.

Поэтому мы обратились в федеральный центр, со своей стороны предоставили все гарантии того, что у нас есть обсерватор, что у нас подготовлено все для приема. Как только МИД с Росавиацией выработают решение, наши граждане прилетят к нам в Хабаровск. Прилетят, конечно, в обсерватор, на карантин на две недели.

 

О 75-летии Победы

– Сергей Иванович, последний вопрос. День Победы не будет праздноваться 9 мая…

– Праздноваться будет. Не будет парада, не будет массовых мероприятий – они переносятся на более поздний срок. [Проведем] при первой же возможности.

– Площадь Славы 9 мая будет открыта?

– Знаете, я вообще не сторонник того, чтобы что-то закрывать, и площадь Славы я закрывать тоже не буду. Но надо будет все-таки убедить наших ветеранов, ведь ветераны же захотят пойти на площадь Славы…

– И не только ветераны. Очень многие идут не потому, что по телевизору велят, а потому что праздник.

– Мы очень внимательно продумаем, сколько нам запустить людей, чтобы была социальная дистанция. Ну и, соответственно, чтобы были в масках. Думаю, что в такой великий день закрыть совсем площадь Славы не получится, да я и не пойду на это. Но разъяснять будем гражданам, что, может быть, не надо скапливаться.

Но до 9 мая еще время есть, поэтому посмотрим.

Комментарии 7

Взгляните на Вьетнам и узнайте, как положить конец эпидемии.
bobby 22.04.2020 20:32
Взгляните на Вьетнам и узнайте, как положить конец эпидемии.


Нужны ИВЛ по нормативу, оборудование, медицинская техника и лекарства как в Москве. Обращайтесь к Трутневу, или он только Владивостоку помогает?
Геннадий 22.04.2020 22:22
Нужны ИВЛ по нормативу, оборудование, медицинская техника и лекарства как в Москве. Обращайтесь к Трутневу, или он только Владивостоку помогает?


Для небольших населённых пунктов необходима информация о зараженных пофамильно и по адресам, тогда они не будут нарушать режим самоизоляции, а так они везде ходят и заражают всех и всё. Им бояться нечего, так как уже заражены, Только так можно прекратить распространение.
светлана 23.04.2020 10:03
Для небольших населённых пунктов необходима информация о зараженных пофамильно и по адресам, тогда они не будут нарушать режим самоизоляции, а так они везде ходят и заражают всех и всё. Им бояться нечего, так как уже заражены, Только так можно прекратить распространение.


Правомерно ли выписывать протоколы в Хабаровске?
23.04.2020 10:57
Правомерно ли выписывать протоколы в Хабаровске?


Правомерно ли выписывать штрафы в Хабаровске?
Ольга 23.04.2020 11:00
Правомерно ли выписывать штрафы в Хабаровске?


К сожалению, выписывать протоколы правомерно. Согласно изменений в конститукцию распоряжения должны выполняться не только в случае ЧС, но и в случае ее угрозы (то что у нас сейчас). Есть постановление губернатора на введение режима самоизоляции и нарушение его карается административными штрафами... Буквально за 2 дня приняли изменения и вышел указ. Все. С 01.04 все законно.
Елена 23.04.2020 16:13
К сожалению, выписывать протоколы правомерно. Согласно изменений в конститукцию распоряжения должны выполняться не только в случае ЧС, но и в случае ее угрозы (то что у нас сейчас). Есть постановление губернатора на введение режима самоизоляции и нарушение его карается административными штрафами... Буквально за 2 дня приняли изменения и вышел указ. Все. С 01.04 все законно.


Почему в общественном транспорте ни кондуктор ни водетель без средств защиты? Граждане Узбекистана не болеют?
Алексей 24.04.2020 08:07
Почему в общественном транспорте ни кондуктор ни водетель без средств защиты? Граждане Узбекистана не болеют?



CAPTCHA
Наверх