Сергей Фургал: Раз у общества есть требование перемен, власть обязана эти перемены дать
В очередном интервью «Губернии» глава Хабаровского края прокомментировал создание движения «Время перемен», объяснил увольнение двоих высокопоставленных чиновников и рассказал, как «Инстаграм» влияет на работу правительства.
Политика 2779
Губернатор Хабаровского края Сергей Фургал

Пожалуй, самым обсуждаемым политическим событием апреля в Хабаровском крае стало создание движения «Время перемен» – общественного и якобы внепартийного, но состоящего в основном из видных единороссов и их единомышленников. Они призвали прекратить политические дрязги в регионе, почистить партийные ряды, провести честные праймериз и помочь губернатору сформировать эффективную команду. Многие восприняли это как результат раскола в региональной ячейке «Единой России». Секретарь краевого отделения партии Сергей Луговской, выдержав долгую паузу, заявил, что никакого раскола нет, а сам он курс на обновление поддерживает. Одобрило «Время перемен» и федеральное руководство партии.

Тем временем крайизбирком разработал, а Законодательная дума – утвердила новую схему нарезки избирательных округов. К выборам в региональный парламент край разделили на 24 округа – именно столько депутатов-одномандатников будет в новом созыве.

Краевая прокуратура между тем обнародовала результаты проверки исполнения плана развития Комсомольска-на-Амуре на 2016 – 2025 годы. По мнению ревизоров, нарушения в действиях заказчиков и подрядчиков долгое время оставались без контроля правительства региона. Из-за некачественных проектов и раздувания объема работ значительно подорожали несколько строек, в том числе детский больничный комплекс, реконструкция канализации и городская набережная. Губернатору края внесли представление.

Горячей темой остается и снижение транспортного налога. Краевые депутаты предлагают предусмотреть «скидки» для машин старше трех и старше десяти лет. Краевое правительство выступает за то, чтобы налог снижали только для социально уязвимых слоев населения. Минфин отмечает, что принятие закона в его нынешнем виде лишит казну ежегодного дохода в 600 млн рублей. Документ уже прошел первое чтение в Закдуме, однако до 22 мая правительство собирается внести свои поправки.

Кроме того, в апреле краевые власти анонсировали пилотный проект по созданию жилищных кооперативов, участники которых смогут приобрести квартиры по цене ниже рыночной. Воспользоваться этим предложением смогут бюджетники, молодые и многодетные семьи. Им обещают бесплатную землю под застройку с готовыми коммуникациями, а также тщательный контроль за строительством со стороны профильного министерства.

Об этих и других событиях журналист «Губернии» Антон Пиотрович поговорил с губернатором Хабаровского края Сергеем Фургалом.


О перенарезке избирательных округов

– Сергей Иванович, добрый вечер. По традиции, наверное, начнем с политических событий, тем более что апрель был богат на них. В первую очередь стоит вспомнить об изменениях в избирательной системе Хабаровского края. Напомню, что в сентябре мы будем выбирать краевых депутатов: 12 человек – по партийным спискам, 24 депутата будут представлены в одномандатных округах. Ранее система была равной и пропорциональной.

Когда фракция «Единой России» вносила эти поправки в Устав Хабаровского края, вы выступали против. Более того, у вас была возможность заблокировать эти изменения...

– Не заблокировать.

– Право вето. Но вы им не воспользовались.

– Я и сейчас вам говорю, что я против этой системы. Хотя сама по себе система неплохая, но я глубоко убежден, что в правила игры в процессе игры менять нельзя. Их можно менять только для последующих электоральных циклов.

Почему я не стал накладывать вето? Потому что нет никакого смысла. Тех, кто продавливал этот закон – их 28 человек, абсолютное большинство в краевой думе. Мое вето они бы очень легко обошли, проголосовав двумя третями голосов.

– То есть процесс просто бы затянулся?

– Процесс бы просто затянулся на семь дней. В течение семи дней они бы преодолели вето. Ни к чему хорошему это не приведет. Зачем устраивать этот скандал, показательное выступление? Если бы я мог этот законопроект остановить по закону, я бы его остановил. Но, хорошо это или плохо, Законодательная дума – это высший орган законодательной власти Хабаровского края, и они вправе сами решать, какие законы они принимают, если эти законы не противоречат Конституции либо федеральному закону.

Поэтому мое вето обошли бы очень легко. Никакого смысла это бы не дало, только лишнее напряжение, лишнюю сумятицу в обществе.

 

О «Времени перемен»

– Вообще в последнее время в Хабаровском крае политические силы самых разных направленностей активизировались. Понятно, что впереди большие выборы: и дума города Хабаровска, и дума Комсомольска, и довыборы депутата Государственной думы. В КПРФ происходят конфликты: кто-то кого-то исключает, кто-то уходит сам. В «Единой России» появилось движение «Время перемен». Что вы скажете о том, что происходит?

– Я, конечно, [манифест «Времени перемен»] очень внимательно прочитал, и то, что я прочитал, у меня вызывает положительные эмоции. Почему? Люди, проголосовав за нового губернатора, по сути же проголосовали за изменения. Когда избиратель пришел на избирательный участок, он сказал: «Мы хотим изменений, мы не хотим так больше жить». Был я на тот момент, мог быть другой – это неважно. Важно другое: что люди захотели изменений.

Что касается «Времени перемен» – по крайней мере, если то, что задекларировано, будет выполняться в дальнейшем, конечно, я поддержу этот проект. Мне как губернатору, как высшему должностному лицу, небезразлично, кто будет сидеть в краевой думе. Для меня очень важно, чтобы в краевую думу пришли работоспособные, грамотные, адекватные люди, которые бы действительно работали на благо Хабаровского края. И самое главное – чтобы пришли новые люди. Ничего плохого про старые созывы сказать не хочу, но считаю: раз у общества есть требование перемен, власть обязана эти перемены дать.

– Не только власть. Политики, наверное.

– Естественно. Когда я говорю «власть», я и имею в виду политиков. Власть – это и есть политика.

Если помните, я в одном из интервью говорил, что поддержу разумные силы, которые хотят работать на благо Хабаровского края. Мне плевать, из какой политической партии они будут приходить. Но сами политические партии, конечно, я поддерживать не буду. Поэтому если будет продолжаться так, как сегодня продолжается по «Времени перемен» – а я вижу там большой позитив – я считаю, что нужно поддержать новых людей, которые придут во власть...

– Но не только в «Единой России», и в КПРФ тоже происходят серьезные изменения. «РОТ Фронт» у нас появился...

– Дело не в «Единой России». Во «Времени перемен» есть и ОНФ, и общественные организации, и беспартийные. Так что здесь все нормально, вопросов нет. Самое главное, что губернатор не должен поддерживать ни одну политическую силу. То есть депутатов должны избрать люди, чтобы и депутаты, и люди чувствовали друг перед другом ответственность. А уже губернатор будет с ними работать, правильно взаимодействовать, направлять, принимать законы и нести всю полноту ответственности, за что отвечает губернатор.

 

О перестановках в правительстве

– Теперь несколько слов об изменениях в структуре правительства Хабаровского края. Расформировано министерство промышленности и транспорта. Эта история анонсировалась достаточно давно, но, собственно, почему было решено разделить одно ведомство на два?

– Вы здесь недоговорили: сокращено же еще одно ведомство, которое контролировало развитие Комсомольска-на-Амуре. Был зампредседателя правительства [Михаил Панков]. Сегодня этой должности больше нет и эта структура перестает существовать, мы ее расформировываем: ту функцию, с которой она создавалась, она выполнила. Дальнейшее содержание этой структуры – это просто проедание бюджетных денег.

Что касается министерства: слишком огромное министерство, слишком разные задачи стояли. Противоположные задачи. Смотрите: дороги, транспорт, морские порты, поезда, самолеты, автобусы, машины, ремонт, реконструкция и строительство дорог – это огромный пласт, которым нужно заниматься очень серьезно. И второе – промышленность: легкая, тяжелая, металлургическая, горнорудная, гособоронзаказ. Это тоже огромный пласт.

– То есть это та история, когда мухи отдельно, а котлеты отдельно?

– Конечно. [А раньше] все соединили в большую кучу и поставили одного руководителя. Ну не может один руководитель руководить и дорогами, и самолетами, и поездами, и гособоронзаказом, и легкой промышленностью, и горнорудной. Это не я расформировал, это жизнь.

– А укрупнения аппарата в связи с этим не получится?

– Нет. Наоборот, сокращение. Это жизнь заставила, ситуация, выстраивание правильной модели управления. Поверьте, это принесет дополнительные доходы в бюджет Хабаровского края, это улучшит управляемость, сократит количество чиновников. В одном министерстве было, допустим, 256 человек, а в двух министерствах будет 200 человек. А функционала будут выполнять в два раза больше. Это уже все просчитано.

– Что касается главы уже бывшего министерства промышленности и транспорта Константина Пепеляева: в ноябре прошлого года вы его назначили на эту должность, но сейчас он уходит из правительства края. Почему? Не сработались?

– Дело не в том, сработались мы или нет. Как-то на одной из пресс-конференций я говорил, что в правительстве края останутся работать только те, кто готов и может работать в новых условиях и в новом ритме. Ритм сегодня в правительстве с каждым днем нарастает, он действительно тяжелый. Может быть, это и не заметно со стороны, но он тяжелый. Не может быть такого, что все члены правительства справляются. Поэтому, я думаю, человек понял, что он не может вытянуть слишком большой воз, и предпочел уйти. Никаких претензий у меня к нему нет, но и оставлять тоже не вижу нужности.

 

О Комсомольске-на-Амуре

– Раз уж вы затронули Комсомольск, наверное, сразу строит спросить о том, что прошли прокурорские проверки, там были обнаружены нарушения – в чем суть, как это скажется на тех стройках, где эти нарушения были?

– Проверки касаются строек и всего остального с 2016 по 2018 год. Я думаю, все всё поняли. Но это не значит, что все это останется без догляда. Хорошо ли это, плохо ли, но с сентября я это взял под личный контроль, и правительству придется все это выстраивать, выправлять. И мы это сделаем.

Кстати, сегодня мы уже приступили к ремонту и реконструкции дорог [Комсомольска]. Будет отремонтирована и реконструирована 21 дорога – это только в этом году. Уже разыграли все конкурсы, распределили все деньги, нашли всех подрядчиков и чуть ли не через камеры будем отслеживать, чтобы безукоризненно выполнялось все. И я уверен, что задачу по ремонту и реконструкции дорог в Комсомольске к глубокой осени мы закончим – и город начнет видоизменяться.

 

О жилищных кооперативах

– В апреле был анонсирован новый строительный проект – жилищные кооперативы. Суть в том, что люди объединяются в некое сообщество, которое хочет построить жилой дом. Правительство края помогает им, выделяет землю – находят подрядчиков и строят. Но ведь построить дом – это очень дорого, найти деньги сразу на все сложно. Как это будет работать?

– Все просчитано, продумано и придумано задолго до нас с вами. Мы еще под стол пешком ходили, а уже тогда эти все проекты реализовывались. При социализме строили кооперативные дома и люди покупали кооперативные квартиры. Здесь ситуация немножко даже проще: во-первых, все это будет под эгидой правительства Хабаровского края и губернатора, поэтому здесь гарантированно все будет построено. Во-вторых, будет предоставлена земля, все коммуникации, все сети абсолютно бесплатно. Путем открытого конкурса будет выбран подрядчик, который приступит к строительству, и строительство будет по себестоимости, плюс небольшая маржа для застройщика. Мы уверены, что квадратный метр в этом доме будет дешевле минимум на 25-30%, а для таких категорий, как молодые семьи, еще гораздо ниже.

Поэтому очень важно сейчас запустить этот проект, построить первые дома в Хабаровске и Комсомольске.

– А как все-таки будет идти финансирование? То есть люди будут скидываться, постепенно платить взносы?

– И люди будут скидываться, и через банки будем деньги брать.

 

О дольщиках и долгостроях

– Вы поэтапно продолжаете решать проблему обманутых дольщиков. В апреле вы снова касались этой темы у себя на совещании – обсуждался, в частности, дом на Алексеевской. Как там дела, когда людям ждать своих квартир?

– Пошли какие-то нехорошие разговоры – якобы губернатор прогнулся, губернатор согласился... Во-первых, губернатор ни под кого не прогибался, а выполняет четко поставленные обещания людям. Если надо будет прогнуться ради жителей, значит, прогнусь, но что касается Алексеевской – есть договоренность с мэром города о том, что их компания должна достроить этот дом. В противном случае, если этот дом будет по каким-то причинам остановлен мэрией, краевое правительство найдет способ достроить этот дом. Но тогда у тех, кто это не сделал, проблемы возникнут в квадрате.

– Сроки какие-то обозначены?

– Те сроки, которые были обозначены перед жильцами, будут выполнены. До 31 декабря основные строительные работы должны быть закончены, но понятно, что благоустройство и все остальное мы вряд ли успеем. Хотя посмотрим.

Но самое главное – чтобы квартиры были закончены, чтобы люди получили ключи, ордера или справки и заехали. Такая задача стоит, и мы ее будем выполнять.

– Еще один проблемный дом на улице Фрунзе. На этом же совещании один из участников предложил его достроить за счет бюджетных денег. Вы очень резко высказались в этом отношении...

– Что значит достроить за счет бюджетных денег? То есть пришел горе-бизнесмен, собрал с людей деньги, обманул их, куда-то деньги делись, дом не построен, а потом говорят: «А давайте возьмем из бюджета». А что такое «из бюджета»? Это же не из кармана у Сергея Ивановича, это из кармана у всех жителей. То есть мне предлагают: «Давайте деньги возьмем у пенсионеров, или у льготников, или у врачей, или у детей и отдадим бизнесмену, чтобы он достроил дом». Прекратите заниматься ерундой! Дом мы достроим, но для этого необязательно забирать деньги из бюджета. Есть другие способы, мы их знаем. Мы же, как бы там ни было, потихоньку решаем проблему с обманутыми дольщиками.

– Да не потихоньку. По сравнению с прошлыми годами – стремительно.

– Мы очень эффективно это делаем. Почему? Потому что мы ни на один день, ни на минуту не забываем эту проблему. И все, кто за эту проблему отвечает, знают, что совещание-то раз в месяц, но обманутые дольщики находятся на контроле постоянно. Мы научились находить спрятанные деньги и спрятанные возможности. И этот дом будет достроен.

Мы же сказали, что решим вопрос с обманутыми дольщиками. Все, кто в реестре стоят, так или иначе мы эту проблему решим. Это точно не забота людей. Это забота власти и тех горе-строителей, которые это допустили. С горе-строителями мы отдельно разберемся, а люди свои квартиры должны получить, и задача власти – это сделать. Поэтому будем делать.

 

О ремонте больниц

– В середине апреля вы побывали в первой краевой больнице. Как впечатление, Сергей Иванович?

– В принципе, когда я еду в любую больницу, я знаю проблемы. Что касается первой краевой больницы, мне нужно было удостовериться в нескольких факторах. Первый фактор – краевая больница нуждается в капитальном ремонте. Соответственно, уже сегодня разрабатываются документы для того, чтобы войти в КАИП [краевую адресную инвестиционную программу]. Понятно, что этот процесс мы уже останавливать не будем: так или иначе будет разыгран конкурс, будут подготовлены документы, будет сделан проект капремонта, под этот проект будет проведена экспертиза, будут выходить строители и делать капитальный ремонт. Но мы смотрим сразу наперед: в свое время больница занималась пересадкой почки, и отделение такое есть. Это нужно восстанавливать. Соответственно, параллельно с ремонтом мы тут же смотрим, какое оборудование нам необходимо еще докупить.

– То есть будет создаваться новое отделение?

– Отделение есть, оно никуда не делось, просто сейчас там не проводятся эти операции. Нужно дополнительно докупить кое-какое оборудование и посмотреть квалификацию врачей. И, соответственно, под новый федеральный закон о трансплантологии подогнать нашу законодательную базу.

Переговорив с нашими докторами, я увидел у них действительно живой интерес к этой проблеме и, самое главное, я увидел возможности. Кроме ремонта, мы будем еще и специализировать эту больницу на определенных высокотехнологических вещах.

– Одно уточнение по ремонту. Процесс довольно длительный: пока проект, пока прочее... Не в этом году начало работ?

– Мне сейчас сложно сказать, потому что мы же тоже действуем в рамках закона. Мы не можем зайти и начать сразу ремонт. Мы сначала должны провести дефектовочную ведомость, потом провести конкурс, сделать проект и все остальное. Но, конечно, мы это делаем максимально быстро, насколько нам позволяют сроки. Я не знаю точно, приступим ли мы к капремонту в этом году, но я хотел бы, чтобы в октябре и ноябре мы уже начали какие-то работы проводить. Но может получиться так, что и после Нового года.

Но положительный момент – мы точно будем делать капремонт, и не только в первой краевой больнице. Мы обязательно будем делать ремонт в десятой больнице, будем строить пристройку к поликлинике (сейчас готовим проект), будем строить новый модуль для хирургии. Мы ничего не забываем, и если это нигде не говорится, это не значит, что это не работает. Просто сейчас ведется документальная работа.

 

О переводе санитарок с должностей уборщиц

– По-моему, в феврале, когда мы с вами встречались в этой студии, мы обсуждали проблему младшего медицинского персонала, который главврачи переводят в технический состав.

– Да нет, уже перевели.

– Вы сказали, что минздрав будет разбираться. Какие результаты?

– Что касается младшего медицинского персонала и технического персонала. Для того чтобы в трудовую книжку сделать запись «младший медицинский персонал», необходимо провести обучение новых людей. Сейчас «выкрыживают» всех сотрудников по должностям, и есть четкое указание: все те работники, которые имеют непосредственный контакт с больными, с кровью – они в обязательном порядке планово пройдут обучение и будут переведены в младший медицинский персонал. Сейчас идет тотальный подсчет.

Понимаете, если бы этот вопрос касался только одной больницы, это можно было бы сделать быстро, но это касается всего края. Я от данных обещаний не отступаюсь и хочу сказать, что есть много разных мнений. Мне сегодня говорят, что это очень дорого, но нужно понять одну вещь: нельзя экономить деньги за счет самых малообеспеченных. Это неправильно. Мы найдем, где сэкономить, но на санитарках экономить нельзя, как бы ни было дорого и тяжело. Если человек выполняет функции санитарки, я настаиваю, что этот человек должен быть оформлен как санитарка.

 

О том, где взять деньги

– Вы уже озвучили несколько глобальных проектов, и тот вопрос, который только что обсуждали – это, по большому счету, тоже вопрос денег. Где деньги взять?

– Где деньги взять? Я вам скажу. Во-первых, нужно увеличивать собственные доходы. У нас сегодня, не буду лукавить, очень серьезные недоимки и проблемы в лесной сфере, в рыбном хозяйстве, в горно-металлургической отрасли, в добыче полезных ископаемых. И сегодня оперативно ведется работа, ведется подсчет, где нас дурят и не платят за то, что принадлежит всем. Этот вопрос мы должны отрегулировать, и, естественно, НДПИ, налоговые поступления должны увеличиться.

Второе: у нас очень серьезно играются с НДФЛом. Многие очень богатые предприятия занижают официальную заработную плату, соответственно, не выплачивают НДФЛ, не выплачивают в ОМС, в другие фонды. По сути – залезают в карман жителям Хабаровского края. И сегодня тоже происходит достаточно серьезный анализ для того, чтобы это все вытащить на свет.

Конечно же, мы создаем все условия и создаем ситуацию, при которой люди смогли бы работать и дополнительно зарабатывать деньги. Чем больше люди будут зарабатывать денег, тем меньше придется бюджету тратить. Это тоже серьезный доход.

Четвертое – никто не отказывался от экономии и от эффективного использования средств. Мы планомерно сокращаем расходы и чиновникам, и ненужные расходы, и по [подведомственным организациям] работаем. Может быть, этого действительно не видно, но работа ведется. Мы сегодня уже начали дополнительно зарабатывать и этот процесс будем только наращивать.

Приведу такой пример: по документам нам показывают, что спилили, допустим, тысячу кубометров дуба (это условная цифра) и заплатили с этой тысячи кубометров налоги, а через таможню отправили 10 тысяч. И у нас документы есть. Мы приглашаем компании и говорим: «Смотри, вот один документ, а вот второй. А теперь иди и думай».

– Здесь же еще прокуроры должны очень внимательно заниматься.

– И прокуроры в том числе. Но наша задача – чтобы не страдал край: если вы спилили 10 тысяч кубометров, то заплатите в бюджет. А если вы это незаконно сделали, украли – это уже пускай прокуратура и следственные органы разбираются. Наша задача – это наполнить бюджет, чтобы мы могли выполнять все свои обязательства перед населением.

Или, допустим, тот же песок, гравий и остальные инертные материалы. Если по документам компания показывает, что она добыла 100 тысяч, а по другим документам на объездную дорогу вывезла два миллиона – почему мы должны молчать и закрывать глаза? Не будем закрывать глаза, будем жестко подходить к этому вопросу.

Плюс серьезно пересматриваем сегодня программу – у края очень много имущества, но оно используется неэффективно. Каждый карандаш, каждую кнопочку и каждое здание, которое принадлежит всем нам, мы берем на контроль и начинаем эффективно использовать. Если сдаем в аренду, то аренда должна соответствовать цене, а денежка должна поступать в бюджет.

И еще есть масса ручейков, которые стекаются в бюджет, но дают значительное увеличение. Поэтому решаем две задачи: первая – оптимизируем и экономим, вторая – увеличиваем собственные доходы.

Самое главное, что я хотел бы сказать и успокоить всех: точно знаю все схемы – и как деньги заработать, и как принести в бюджет. И сам не ворую, и никому не дам.

 

О поездках по краю и их последствиях

– Давайте, наверное, пройдемся по вашим поездкам: в апреле и в марте вы ездили в южную часть региона. Я знаю, что каждый раз вы встречаетесь с людьми в больших залах, туда приходит местное население. О чем говорят, какие проблемы?

– Времени у нас мало, как бы коротко сказать. Логика моих поездок: как только я приехал, я сразу проехал по объектам инфраструктуры и начинаю понимать, что здесь происходит. Дальше, встречаясь с людьми, я начинаю понимать, что за власть сегодня в районе. В зависимости от того, на что люди жалуются, я очень быстро делаю вывод и принимаю решение. Если люди жалуются на необоснованно высокие тарифы на тепло, на электричество или что-то другое, я понимаю, что здесь недорабатывает министерство ЖКХ Хабаровского края и нужно там провести проверку, почему это происходит. А если люди начинают говорить, что падает крыша, не почищен тротуар, нет освещения, не прокопана яма – это говорит о том, что местная власть работает очень плохо, и я тоже делаю для себя выводы. Многим кажется, что это просто так, но ничего подобного. Проехав по объектам, послушав людей, я четко понимаю, кто где недорабатывает, и для себя знаю, что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию.

Понятно, что житейские проблемы и ситуации копились годами.

– Какие ключевые проблемы вы увидели в районе имени Лазо, где вы побывали в апреле?

– В районе имени Лазо абсолютно неправильно идет подача тепла. Там сегодня необоснованно и значительно завышены тарифы ввиду неправильной эксплуатации и всевозможных нарушений. Второе: там большая проблема с сельским хозяйством. Казалось бы – сельскохозяйственный район, но сегодня получилось так, что правительство своими действиями запустило туда как минимум неэффективных собственников. На самом деле туда зашли иностранные компании, которые вместо того, чтобы выращивать скот, сеять кормовые культуры, развивать животноводство и выпускать молочную продукцию, эту землю начали просто засеивать соей, обрабатывать гербицидами и химикатами. В результате и землю травят, и сою вывозят за границу, и вокруг люди страдают и пчелы дохнут. Эта проблема очень серьезная. Ее не решить за один день, но ее надо решать, иначе она перерастет в беду.

Любая поездка в любой район имеет очень серьезные последствия. Может быть, я публично об этом не говорю, но ведь и изменения в правительстве происходят в том числе из-за поездок по районам.

 

О льготных перелетах для северян

– Давайте вернемся на месяц назад: когда вы приходили в эту студию в прошлый раз, вы говорили о том, что нужно снизить стоимость авиаперелетов для жителей Охотска. Двинулась уже история?

– Да, конечно. Сегодня ведется документальная работа. Сначала было решено, что [льгота будет] только для Охотска, а потом я понял, что это нужно делать на весь север Хабаровского края: Тугуро-Чумиканский, Аяно-Майский и Охотский районы. Но для того чтобы сдвинуть всю эту машину, необходимо сделать пилотный проект. Поэтому готовятся все документы – надо, чтобы они прошли согласование в прокуратуре и во многих органах, но они сегодня готовятся – для того, чтобы нам этот проект запустить.

Мы уже определились, что, с одной стороны, это будет именной сертификат, которым может воспользоваться только гражданин, проживающий в Охотском районе. С другой стороны, это будет список, который будет лежать в кассе, и человек, приходя с паспортом и сертификатом, сможет четыре билета купить по сниженному тарифу.

При этом будет зарезервировано либо 70, либо 80 процентов билетов (здесь пока идет спор). Но будет обязательно зарезервировано количество билетов, которые можно купить только по сертификатам, а все остальные билеты будут по обоснованному тарифу. То есть если летят туда работники золотодобывающих компаний – пожалуйста, покупайте билеты по обоснованному тарифу и летите.

– Собственно, как это сегодня и происходит?

– Сегодня они летают по субсидированным билетам. Проблема же заключается в чем: сотрудники или руководство компаний выкупают билеты оптом, а они все до единого субсидированные. И мало того, что билеты дороговаты для населения, так население еще и купить их не может.

Мы торопимся, чтобы запустить этот пилотный проект, но тут самое главное – не нарушить закон. Чтобы благое дело не превратилось в какую-то шумиху. Я пообещал людям – это будет исполнено, но на все нужно время. Нужно понять, что губернатор – не бог, чтобы за неделю совершить чудо. Но то, что все ведомства работают в этом направлении и работают в максимально сжатые сроки – в этом никакого сомнения.

– Я почему задаю вам эти вопросы – просто с этими вопросами обращаются в первую очередь к нам, к журналистам.

– Кстати, потом, если пилотный проект пойдет у нас хорошо, то будем переносить его на остальные северные районы.

 

О снижении транспортного налога

– Конечно, я не могу не спросить вас о законопроекте об изменении транспортного налога. Вновь вышел конфликт между тем, что предлагают депутаты Законодательной думы Хабаровского края, и тем, как вы видите этот закон.

– Дело не в том, что я вижу.

– В чем разница подходов?

– Губернатор обязан принимать решения, которые будут способствовать улучшению жизни на вверенной ему территории. Это первое. Второе: когда депутаты принимают какой-то законопроект, они должны, во-первых, дать заключение правового отдела и посчитать экономический эффект. В обязательном порядке любой законопроект не должен противоречить Конституции и федеральным законам и должен быть просчитан до копейки. Если вы сегодня говорите, что мы снижаем транспортный налог и доходы бюджета (а это доходы не губернатора и не ваши, это доходы всех людей) снижаются на 600 млн рублей, вы должны четко показать и документально доказать, чем эти выпадающие доходы будут перекрыты. Слова о том, что приедут из Приморья и зарегистрируют машины – это глупости.

Учитывая социальное положение, учитывая то, что население у нас не такое богатое, конечно, мы будем снижать транспортный налог. Поправки готовятся до 22 мая, они будут переданы в краевую думу. Но поправки готовятся с максимально справедливой точки зрения. Я считаю, что транспортный налог снижать необходимо для пенсионеров, которые мало ездят (особенно для дачников), для инвалидов, для многодетных семей и некоторых других категорий граждан.

Я не вижу смысла снижать транспортный налог для такси: люди на такси зарабатывают деньги. Я не вижу возможности и целесообразности снижать транспортный налог на грузовые машины, которые занимаются коммерческой деятельностью. Я не вижу смысла снижать транспортный налог на лесовозы, которые мало того что перевозят лес и зарабатывают деньги, они еще и разбивают дороги. То есть ко всему необходимо подходить по справедливости.

Транспортный налог будем снижать, но только для тех категорий граждан, которые действительно в этом нуждаются.


Об «Инстаграме» и умных министрах

– В завершение я с вами хотел бы поговорить о новой системе обратной связи с населением Хабаровского края, которую вы с приходом на пост губернатора последовательно выстраиваете. У вас, наверное, самый раскрученный «Инстаграм» у нас в регионе. Среди людей, относящихся к власти – точно. Там много подписчиков, его читают, на него ссылаются информационные агентства, делают репосты.

– А знаете почему? Потому что, во-первых, я его постоянно контролирую – понятно, что я сам не могу там написать ответы, хотя иногда стараюсь. Но в обязательном порядке мне каждый день докладывают, кто что написал в «Инстаграме», и я четко говорю, как нужно ответить и что нужно сделать.

«Инстаграм» сегодня является той отдушиной, через которую люди могут обратиться напрямую к губернатору.

– Вот я об этом вас и хотел спросить, но еще дополню: министры ваши проводят онлайн-встречи с населением...

– И будут еще больше проводить!

– Насколько это все эффективно, по вашим оценкам?

– Я был бы рад всех принять и со всеми поговорить, но это просто невозможно. А у людей должна быть прямая коммуникация с властью. Поэтому если мне десять раз в «Инстаграм» написали, что что-то плохо, значит, нужно срочно обращать на это внимание. И тем более если сто раз мне написали – значит, нужно экстренно принимать меры. А если где-то похвалили – это же независимая оценка – значит, где-то делаем правильно.

«Инстаграм» позволяет губернатору понять, где он делает правильно, а где неправильно. Это очень важно.

Что касается министерств – они тоже должны (и я их сейчас на это нацеливаю) проводить открытую коммуникацию. Не надо бояться, что вас поругают, что кто-то может оскорбить. Ведь вы видите блоками: начали говорить про обманутых дольщиков – понятно, начали говорить, что дом разваливается на такой-то улице – я уже дал задание, чтобы подготовили время, поедем, посмотрим. Если он правда разваливается, значит, попросим мэра исполнить функционал.

Если мне люди из района пишут... Я же не все могу увидеть, у меня в поездках ограниченное время: школа, детский садик или какое-то социальное учреждение, котельная, с людьми встретился – день закончился. А потом открываю «Инстаграм», а там написано: «Сергей Иванович, а улицы почистили перед вашим приездом, а лесенки покрасили, а травку пощипали». Понятно, я делаю определенные выводы, но это тоже хорошо: если власть реагирует и приезд губернатора ее бодрит, это говорит о том, что власть может ведь делать, если захочет! Значит, нужно потом будет периодически ее стимулировать. А если власть вообще никак не реагирует – зачем такую власть держать.

– А министерства сами реагируют на то, что написано у вас на странице, или надо специально бумагу направить? Как взаимодействие налажено?

– Умные министры реагируют, а потом приходят и говорят: «Там была проблема – мы ее исправляем». Ну, это умные. А кто не реагирует, тот уже не работает.

 

О планах на майские выходные

– Сергей Иванович, самое последнее: мы встречаемся перед весенними каникулами, которые настают у нас в стране. Как будете проводить эти праздники, какие задачи себе ставите? Я понимаю, что отдыха-то у вас не предвидится...

– 1 Мая – понятно, демонстрация, колонна. Потом поеду встречусь с молодыми и не очень молодыми людьми – у нас же сейчас идет конкурс «Лифт». Обсужу с ними текущие вопросы, послушаю, что они мне скажут, им какие-то задачи поставлю. 2 и 3 мая не знаю, что буду делать, честно. А с 4 мая уже буду работать «в полный рост».

– Ну а на шашлычки, на рыбалку?

– Вряд ли, конечно, на рыбалку получится. Я губернатор с 28 сентября, но у меня такое ощущение, что уже проработал 10 лет. Уже непроизвольно просыпаешься и думаешь: «Что там?». И так весь день. Звонок какой-то прозвенел от дежурного – точно какая-то ерунда произошла.

К сожалению, жизнь: то самолет разобьется, то дом сгорит, и везде же нужно реагировать. Телевизор включаю – там говорят, что вот, в Хабаровском крае леса горят, сгораем. Поднимаю [зампреда по ТЭК и ЖКХ Анатолия] Литвинчука, спрашиваю, что за ерунда, а он говорит, что это за весь пожароопасный период выгорело 236 гектаров. А по телевизору подают, что сейчас 236 горит.

– Да, подача информации не всегда отличается объективностью в некоторых СМИ.

– А некоторые звонят и говорят, что нужно срочно вывозить больного ребенка. А там прорвало трубу. Столько проблем, это же ужас.

– Сергей Иванович, но, думаю, день-два...

– Два дня – святое. Постараюсь выехать на природу, но буду на связи.

Наверх