Сергей Фургал: Не должно доминировать мнение, спущенное сверху
В интервью «Губернии» глава Хабаровского края рассказал о борьбе с наводнением, новшествах осенней путины, запутанной истории с зампредом Хлаповым, агрессивных кандидатах в депутаты, идеальной Закдуме и своем «выходе» из ЛДПР.
Политика 1848
Сергей Фургал

Наводнение и грядущие выборы остаются главными темами в краевой информационной повестке.

Политические скандалы в этом месяце в основном вращались вокруг предвыборных вбросов и провокационных заявлений кандидатов. Возможность «засветиться» была у депутатов уходящего созыва Законодательной думы, которые впервые применили закон об ограничении губернаторской власти, однако парламентарии практически без возражений утвердили на посты первых зампредов правительства обоих предложенных губернатором кандидатов – Юрия Золочевского и Владимира Хлапова. Спустя несколько дней Хлапов оказался в центре неприятной истории: некоторые источники обвинили его в нападении на работника ИП, который выставил в кустах у дороги прибор для фиксации скорости. Отдельные СМИ даже заявили, что зампред якобы устроил потасовку с полицейским. В правительстве края утверждают, что Владимир Хлапов помог изъять краевое имущество у человека, который не вполне законно им пользовался.

Важным событием августа также стало начало осенней путины. Ловить лососевых разрешили во всех районах, число «заездков» официально сократили, однако остались нерешенные проблемы с любительским и спортивным рыболовством. Жалобы есть и у представителей коренных малочисленных народов.

Эти и другие события губернатор Хабаровского края Сергей Фургал прокомментировал в прямом эфире «Губернии» 28 августа. С главой региона беседовал журналист Антон Пиотрович.


О наводнении и подготовке к нему

– Сергей Иванович, добрый вечер. Сегодняшний разговор я условно поделил на две части: первая – это хозяйственные и текущие вопросы, а вторая – политическая, потому что не поговорить о политике в преддверии 8 сентября, мне кажется, нельзя.

Давайте начнем с хозяйственной части. Самый важный вопрос, который сейчас всех волнует – это уровень Амура, паводок. Наверное, уже можно говорить, что наводнение.

– Уже давно можно говорить, что наводнение.

– Что делается, какие меры принимаются, какая сейчас ситуация?

– Что касается сегодняшнего паводка (или наводнения), то нужно разделить этот процесс на три составных части. Первая – это город Хабаровск, вторая – Нанайский и Комсомольский районы, третья – это город Комсомольск. Везде есть свои особенности прохождения паводка.

По Хабаровску мы сегодня в принципе знаем все слабые места, принимаем все меры. Понимая, что вода будет высокая (несмотря на то, что нам гидрологи прогнозировали 530-550), я принял решение, что нужно исходить из уровня 650-680 сантиметров. Этот прогноз подтвердился полностью. Исходя из этого прогноза были намечены и прошли мероприятия: отсыпали дамбу, установили опорную водоналивную дамбу возле стадиона Ленина, вынесли группу насосов на наиболее опасные участки – Флегонтова, район «Паруса», поселок Горького. Подзатопило у нас острова, Корсаково-2 и Красную Речку, это тоже было спрогнозировано. Сегодня наводнение проходит в прогнозируемом нами режиме. Задача власти – реагировать быстро и устранять недочеты. Мы уже точно знаем, что вода у Хабаровска будет не менее 6,80, но мы для себя поставили задачу – пройти и 7,20 без серьезных последствий.

Что касается Нанайского района: там нет никаких дамб, основные населенные пункты находятся на границе Амура, и там мы знаем буквально до каждого двора, до каждого объекта, что и где у нас будет затоплено.

Что касается Комсомольского района, то наибольшую опасность представляет Бельго. Сам поселок находится на бугре, до него 10 метров, но внизу в зону подтопления попадает школа и еще несколько объектов. Это мы тоже спрогнозировали и знаем, глава района работает с утра до вечера, мы созваниваемся, контролируем. Туда выдвинули группировку МЧС и нашу группировку спасателей. [Школьные занятия] мы начнем вовремя, но в другом доме. Там мы оборудование подняли повыше – в общем, провели все мероприятия, необходимые в таких случаях.

Комсомольск – это наиболее слабая и тревожная точка по трем причинам. Первая: мы со спутниковых снимков определили гидрологию, и сегодня воды в озере Болонь и в речках гораздо больше, чем было в 2013 году. К нам приходят циклоны, они приносят большое количество воды, и мы понимаем, что вся эта стоковая вода будет идти в Амур. Паводок будет выше как минимум на 90-100 сантиметров по отношению к Хабаровску, потому что Комсомольск находится на сужении горла [реки], между сопок. Соответственно, если мы в Хабаровске прогнозируем 6,80 (а я допускаю до 7,20 – с запасом, самый пессимистический прогноз), то в Комсомольске будет 7,80-8,20.

Сегодня в Комсомольске есть 30 километров дамб. За исключением Мылкинской дамбы, все они по уровню гораздо меньше, чем прогнозируемый [уровень воды]. Поэтому еще семь-восемь дней назад туда была передислоцирована большая группировка машин, тракторов, техники, материальных ресурсов, насосных групп, людей. Сегодня там в круглосуточном режиме находится мой заместитель [Анатолий] Литвинчук, находится группа из правительства. Я завтра [29 августа] сам туда лечу, чтобы еще раз пройтись по всем дамбам, посмотреть, какой уровень мы сделали, окончательно определить так называемые реперные точки – опасные точки, где может произойти та или иная чрезвычайная ситуация, в этих местах дополнительно сконцентрировать силы и средства. И самое главное – мы понимаем, что определенные районы попадают под затопление и с этим ничего сделать нельзя. Поэтому я хочу встретиться с жителями этих районов, в спокойном режиме переговорить, заверить людей, что мы помним и знаем о каждом проживающем в Хабаровском крае, что никого мы за борт не выкинем. И все должны понимать, что будем работать персонально с каждым: сегодня уже уравниловка ни к чему хорошему не приведет. У кого-то ущерб комиссия определит 10 тысяч, а у кого-то, может быть, пострадает дом или единственное жилье, и здесь уже компенсация будет совсем другая.

Здесь все жители должны знать: власть их не оставит один на один со стихией, и при любом развитии ситуации мы будем следить за тем, чтобы все прошло благополучно.

– Еще один вопрос на эту тему. Даже не от меня: нам звонят и пишут зрители. На прошлой неделе, как вы сказали, на набережной Амура в Хабаровске установили водоналивную дамбу, но в 2017 году, когда шла реконструкция набережной, всем хабаровчанам показывали, что в случае большой воды будет стоять дамба наборная. Причем эти закладные квадраты на набережной – они как раз для ее крепления. И все спрашивают: а где эта дамба?

– Она не держит. Правильно установленная водоналивная дамба, с подпорными мешками с двух сторон, – она воду держит гораздо эффективнее, чем так называемые щиты. Щиты все-таки воду пропускают гораздо больше.

– Думаю, у зрителей сразу вопрос: а зачем тогда щиты, это же денег стоило?

– Мне сейчас сложно сказать. Я отвечаю за то, за что я отвечаю. Вот эта водоналивная дамба – это уже опробованная дамба, которую нам лично передал министр МЧС. Как только эта дамба выполнит свою функцию, она поедет в Комсомольск. Есть четкое распоряжение, что как только пик паводка в Хабаровске проходит, основная группировка сил и средств передвигается вместе с водой в Нанайский район, в Комсомольский район, в Комсомольск. И уже после того, как мы воду проводим в Охотское море, в лиман, – после этого мы все вздохнем и начнем считать наши убытки, наши ошибки, и будем дальше думать.

Я дополнительно сегодня выделил в Комсомольск 15 миллионов для предотвращения ЧС, 21 миллион на Хабаровск дополнительно выделил распоряжением. В общем, мы готовы.


О рыбном вопросе

– В этот понедельник, 26 августа, стартовала осенняя путина. Много было разговоров, а решение о том, что путина стартует, было принято, по-моему, за четыре дня до ее начала. До последнего история шла. В итоге, вопреки прогнозам, лов разрешен на всей территории Амура, а не только в лимане. По вашим оценкам, что даст такое решение?

– Да, решение было принято четыре дня назад, но работа по принятию этого решения была проделана колоссальная. Она, может быть, была не видна со стороны, но мы с честью выполнили эту работу. Самый первый признак – когда сами рыбаки говорят, что в этом году условия для рыбалки созданы, как ни в какие годы не было. Во-первых, мы увеличили квоту на человека для коренных малочисленных народов: на любого члена артели – 50 килограммов, на члена многодетной семьи – 100 килограммов. Мы разделили 50 на 50: 50% в «низовке», 50% – в остальных районах. Будут ловить сетями. Сейчас решаем вопрос по Кирпичной протоке, и он будет решен. В принципе, уже договорено, что [ограничение] будет не километр...

– Вы имеете в виду подходы к Анюйскому рыборазводному заводу? Представители коренных малочисленных народов жаловались.

– Да-да. Можно представителей коренных малочисленных народов успокоить: будет 500 метров, как они просили. Будут все рыбачить. Сейчас единственная проблема и забота – чтобы пришла рыба. Если ход рыбы будет хороший, в этом году все условия созданы для того, чтобы все смогли «отрыбачиться» и остаться довольны.

Но встал еще один очень серьезный вопрос, который, может быть, даже сложнее по своему исполнению, чем то, что мы уже сделали сейчас. Мы поставили перед собой задачу в 2020 году добиться разрешения на лов рыбы для всех жителей территории Амура независимо от национальности. Мы считаем это наиболее справедливым и правильным решением. Эту точку зрения мы сейчас будем продавливать через федеральный центр.

– Видимо, рыбалка будет с определенными ограничениями, под контролем?

– Естественно. В этом году я предупредил всех рыбаков: рыбачьте, ловите, но будут самые жесткие методы воздействия, если кто-то полезет в нерестилища или начнет браконьерничать со значительным ущербом для экологии, для Амура, для рыбы. Со мной все согласились, что этого делать нельзя. Поэтому: мы вам дали возможность, рыбачьте, запасайте, излишки продавайте, но в нерестилища не лезьте. Надо, чтобы рыба осталась и следующим поколениям.

Соответственно, когда мы продавим решение разрешить рыбалку для всех, кто проживает по Амуру – конечно, там будут серьезные ограничения. Вы знаете, что у нас проходные дни в верховьях – день через день, а в «низовке» – три дня будет. Это достаточно серьезный сдвиг.

По рыбалке, я считаю, основные проблемы решены. Сейчас ждем, как пойдет рыба. Будем надеяться, что ход будет хороший.

– Одно уточнение по любительскому и спортивному рыболовству. То, что там только удочки и спиннинги разрешены – эта проблема решена?

– Будут и любители, и спортсмены рыбачить, но есть один нюанс. Он касается Нанайского района: там у нас залило дорогу, а это как раз подъезд к протоке, где можно рыбачить. Но я более чем уверен, что к моменту открытия (у нас оно 16-го или 18-го, я точно не помню) все должно нормализоваться.

 

Об итогах поездки в Нанайский район

– Раз уж мы уже несколько раз упоминали Нанайский район: у вас туда была поездка, вы встречались с населением, прошлись по социальным объектам. Какие проблемы там, какие решения приняты?

– Знаете, проблемы практически у всех одинаковые. Что касается Нанайского района, там есть застарелые проблемы, которые нужно оперативно и экстренно решить. Это школа Найхина. Принято решение: 1 декабря мы выходим на стройку, деньги зарезервированы, проект готов, сейчас заканчивается экспертиза проекта, и 1 декабря 2020 года мы должны школу сдать. Беру эту школу под свой личный контроль.

Вторая проблема – это амбулатория в Найхине. То состояние, в каком сегодня находится амбулатория – это, конечно же, ужасно, поэтому я отдал распоряжение, и уже началось проектирование новой амбулатории. Точка застройки есть, земля есть, коммуникации есть. Сейчас сделаем проект, пройдем госэкспертизу, проведем все мероприятия, начнем строить новую амбулаторию.

По Богородскому – там проблема, конечно же, со школой. Школа хорошая, но ее не хватает. На сегодняшний день 741 ученик записан в школу, а школа рассчитана на 315 человек по нормативу. Встал вопрос по строительству школы, но там у нас серьезнейшая проблема возникает с водой. Там нет централизованного водоснабжения и, самое главное, нет водоотведения. Поэтому сегодня через программу начинаем проектирование по подведению воды и, соответственно, начинаем принимать решение с министерством ЖКХ, как нам закрыть вопрос по водоотведению, по очистным сооружениям. Решение есть, не хочу сейчас его озвучивать. Как только мы закончим вопрос по воде и по водоотведению, у нас появится карт-бланш, потому что там нужно строить дома для сирот. И тогда мы сможем построить и школу.

Там, конечно, были и мелкие бытовые вопросы, такие как освещение. Этот вопрос тоже будет решен. Болезненный вопрос – дороги.

Посмотрели мы там котельную – достойная котельная, хорошие котлы, да и видно, что человек, который взвалил на себя эту обязанность, ответственный. Поэтому посмотрим: если он себя хорошо покажет на этой котельной, значит, будем передавать котельные и дальше. Самое главное, что там не произойдет повышения тарифа ни на копейку, за исключением того, что повышает федеральный центр.

Принято решение, что в 2020 году будем менять ветхие провода на так называемый СИП [cамонесущий изолированный провод]. Там сегодня большие проблемы с энергообеспечением: рвутся провода и так далее.

Но самое главное – всегда нужно посмотреть своими глазами и понять, что происходит на территории, чтобы принять решения и их реализовать.

В большей степени там людей волнует рыбалка – наверное, больше, чем все остальное. Услышал людей, выполним.

 

Об угольной пыли на побережье Татарского пролива

– Вопрос по поводу реализации ваших решений. Во время нашей прошлой встречи мы говорили о том, что вы дали распоряжение запретить перевалку угля открытым способом в поселке Октябрьском Ванинского района. Тем не менее появляются сообщения, что перевалка продолжается. Что происходит на самом деле?

– Там, где я дал поручение и запретил, перевалки никакой нет. Есть небольшое количество вагонов так называемого социального угля – для социальных нужд, для котельных – которые переваливали и выгружали на контейнерном терминале. Но это все равно находится недалеко от населенного пункта. Поэтому сегодня в усиленном режиме проведены совещания, получено полное согласие от военных о том, что они передадут тупик, который находится на значительном удалении от населенного пункта. Железная дорога нам подтвердила, что она приведет его в нормативное состояние. В кратчайшие сроки мы это сделаем, и угольная пыль уйдет из нашего обихода.

Уголь нам все равно нужно туда возить, потому что людям понадобится тепло, горячая вода, и мы обязаны это сделать. Но пыли и перевалки в самом населенном пункте или рядом с ним не будет. Чуть-чуть нужно потерпеть. Мы и так провели огромную работу: договорились и с военными, и с железнодорожниками. Сейчас приведем тупик в нормативное состояние – и этот вопрос забудем.

 

Об истории с зампредом Хлаповым и радарным комплексом в кустах

– Последний вопрос из разряда хозяйственных. Накануне появилась информация, что ваш первый заместитель Владимир Хлапов на междугородней трассе недалеко от села Дружба чуть ли не силой забрал автоматический прибор фиксации скорости. Вы разбирались в инциденте – что скажете?

– Я не просто разбирался, я в этот инцидент погружен. Может быть, это грубо прозвучит, но иногда говорят, в Москве кур доят. Я высказываю позицию губернатора и краевого правительства. Мы категорически против того, чтобы на наших трассах в засадах сидели частные лица, ловили наших автомобилистов и выписывали им штрафы. Все должно быть цивилизованно. Наша задача – не оштрафовать человека, а предотвратить аварии. Значит, давайте камеры будем устанавливать в местах наибольшей аварийности и, соответственно, через знаки сообщать нашим водителям, что впереди аварийно опасный участок, там стоит камера, сбрось скорость. А вот это безобразие, когда кто-то получил камеру... как он там называется – переносной...

– Там сложное название. Сокращенно – КРИС.

– ...когда кто-то получил КРИС, получил деньги, в кустах поставил этот КРИС и начинает собирать поборы с людей – мы категорически против этого.

Никто ни у кого силой ничего не забирал. КРИС был изъят и передан собственнику – Хабуправтодору.

 

О встречах с кандидатами в депутаты

– Переходим ко второй части разговора – к политической. Вы уже, наверное, недели две-три встречаетесь с кандидатами в депутаты Государственной думы по 70-му одномандатному округу. Что скажете об этих встречах?

– Я встречался и с кандидатами в депутаты краевого собрания. Завтра [29 августа], если получится, я встречусь с кандидатами в депутаты в Комсомольске. Также я встречаюсь с кандидатами в депутаты Государственной думы.

Я слишком хорошо знаю и понимаю, что такое депутат Государственной думы. Сегодня перед краем стоят колоссальные задачи, которые мы обязаны выполнить, и губернатору очень тяжело это все делать, если у него не будет внятной, понятной команды, которая окажет помощь в решении вопросов для Хабаровского края. Я это делаю неслучайно, я встречаюсь с каждым кандидатом и задаю несколько вопросов. Самый главный вопрос – как он оценивает ситуацию в Хабаровском крае и что он будет делать для того, чтобы в Хабаровском крае решались те или иные задачи. Если я вижу, что человек знает и понимает, какие проблемы у нас стоят и что можно сделать для края через Государственную думу, таких я поддерживаю – правда, не делаю это публично. Если я вижу, что человек настроен на деструктив, не понимает, что у нас происходит в крае и какие перед нами стоят задачи и цели, – для себя я откладываю в голове, что, наверное, не хотелось бы, чтобы этот человек проходил.

Тем не менее я, как вы заметили, не давлю, не агитирую, потому что считаю, что наши избиратели...

– Есть у нас в крае руководители, которые не соблюдают этот принцип, к сожалению.

– Это дело этих руководителей. Я считаю, что это неправильно, это недостойно. Все-таки если мы заявили, что мы уважаем наших жителей, наших избирателей – не надо лезть: они сами решат, кого они хотят видеть в той или иной ветви власти.

 

О том, способен ли один депутат Госдумы принести пользу краю

– Сергей Иванович, у нас есть программа «Тень недели», где мы обсуждаем и выборы, и все, что вокруг этого происходит. Знаете, ряд экспертов высказывал такую точку зрения: по большому счету, довыборы в Госдуму, которые сейчас будут проходить – они не такие уж важные, потому что созыву осталось всего полтора года, а один голос в уже сформировавшейся думе ничего не даст. Что вы скажете по этому поводу?

– Услышьте меня, пожалуйста, все: любой депутат Государственной думы, если он обладает компетенцией, желанием и возможностью, всегда может находить пути для решения тех или иных вопросов, которые стоят перед краем. Это можно делать через фракцию, через группу депутатов, через исполнительную власть. Есть много механизмов и много возможностей. А полтора это года, два – это, конечно, не имеет большого значения. Нам нужны представители, которые будут доводить нашу точку зрения до тех ушей, до которых это нужно донести.

А уж депутат краевого собрания для нас особенно важен, потому что он будет принимать законы, по которым будет жить и развиваться наш край.


Об агрессивной риторике одного из кандидатов

– Адресую вам вопрос, который задают телезрители. Один из кандидатов в депутаты Государственной думы в качестве своей основной предвыборной темы выбрал критику действующего губернатора Хабаровского края, то есть вас. Люди недоумевают – почему так происходит? Как вы прокомментируете эту стратегию?

– Во-первых, это не критика. Когда берется часть факта, на него наслаивается другая часть факта, а потом это все извращается и преподносится в определенной форме – это не критика.

Критика – это когда, допустим, губернатор что-то неправильно сделал или делает, а ему говорят: «Уважаемый губернатор, вы неправильно делаете в таком-то моменте». Это нормальная, здоровая критика: ты ее услышал, оценил, посмотрел, и если это действительно так – ты исправился. А когда просто берут какие-то непонятные факты, наслаивают на них еще какие-то непонятные факты, а потом подпирают откровенной ложью и выдают за истину...

Я понимаю, о ком вы говорите. Я не хочу называть фамилию. Человек этот пришлый, он как приехал, так и уедет. Если уж вы такой критик, оппозиционер – для начала вступите в партию, от которой вы идете. Вообще я не доверяю людям, которые кричат от какой-то партии, структуры, не являясь членом этой структуры. То есть они всегда оставляют за собой право отпрыгнуть в сторону и сказать: «Я – не я и хата не моя». Я таким людям не доверяю. Но опять же – это дело избирателей.

 

О слухах по поводу выхода из ЛДПР

– Вы уже не раз сказали о том, что кампания у нас достаточно активная, даже в чем-то жесткая. Мне кажется, что некоторые методы, переиначенные на современные технологии, напоминают конец 90-х или начало 2000-х. Давайте о некоторых таких моментах вкратце поговорим, потому что люди это видят, люди это слышат и, мне кажется, необходим комментарий из первых уст.

По поводу партийной принадлежности. Есть информация (и ее активно проталкивают), что вы вышли из ЛДПР.

– Это ложь. Я не перебежчик и не предатель. Но после того как меня избрали губернатором, я сказал, что буду работать на благо всех жителей Хабаровского края. Плохо или хорошо я работаю, все, что я стараюсь делать – это оценят люди и оценит время. А что касается выхода из партии, я еще раз вам скажу: ни из какой партии я не выходил и не собираюсь. Другое дело, что я не занимаюсь сегодня политической работой. Это правда, вы все это видите. Я не пропагандирую ни одну из политических партий, не призываю голосовать ни за одну из партий, но из партии я не выходил.


О желающих «отщипнуть голосов»

– Вы знаете, есть партии, которые в своей предвыборной агитации используют лозунги из серии «Проголосуйте за нас – проголосуйте за Фургала». Например, партия «Родина» пишет в листовках, что она за губернатора. Партия «Зеленые» тоже говорит, мол, мы поддерживаем губернатора, но голосуйте за нас. Это только два примера, их может быть великое множество. Как вы к этому относитесь?

– С одной стороны, как человеку мне, наверное, немножко приятно.

– Но с точки зрения политической борьбы это не очень красиво выглядит, согласитесь?

– Любая серьезная политическая структура, которая о себе заявляет, она никогда не прикрывается другой политической структурой. Она выходит со своей идеей, со своими мыслями, со своей идеологией и добивается власти. Для чего создается партия? Для того, чтобы максимально приобрести власть. А здесь люди просто хотят немножко отщипнуть себе голосов (может, повезет и один-два пройдет) за счет других. Это надо понимать, и я думаю, что наши избиратели это тоже прекрасно понимают.

 

О предвыборных вбросах

– Следующий вопрос о грязных технологиях – я имею в виду те самые ролики, которые по сути саботируют выборы, призывают избирателей не ходить на участки...

– А это уже преступление.

– ...и вы даже говорили, что будете по этому поводу обращаться в прокуратуру.

– Я обратился в органы, сейчас идет расследование. Почему? Потому что эти ролики – это уже не политическая борьба, это уже преступление: пытаются наших людей выставить дураками, пытаются людей обмануть, пытаются сорвать нам выборы. А что такое сорвать выборы? Это парализовать всю нашу работу. Представьте, что у нас не пройдут выборы. А как мы будем принимать бюджет, как мы будем защищать те или иные слои населения, как ремонтировать и строить дороги? И когда эти люди через провокационные ролики пытаются нам это сорвать, они совершают преступление.

Я ведь обращаюсь в правоохранительные органы не с целью, чтобы защитили меня, не потому, что меня обидели. Мне на них – глубоко и далеко. У меня есть работа, которой нужно заниматься, мне не до этого. Но и позволить разным проходимцам творить в нашем крае вот такое беззаконие я тоже не могу. Я за честные, прозрачные, свободные выборы. Дайте возможность людям проголосовать так, как они хотят, прекратите их обманывать и держать за дураков. Жители Хабаровского края точно этого не заслуживают.

 

О небывалой политической активности в крае

– Сергей Иванович, но действительно, почему такой ажиотаж? Такой кампании я, честно говоря, не припоминаю: эта активность, эти технологии, которые мы с вами обсудили, рекордное количество заявившихся на выборы всех уровней. Да и люди стали больше говорить о региональной политике, а не о той, которая в телевизоре в Москве. Как вам видится эта ситуация?

– Жизнь меняется. Сентябрь 2018 года, хотим мы этого или нет, нравится нам это или не нравится – есть объективная реальность. Все прекрасно понимают, что если сильно захотеть, то можно сделать все, а чтобы делать много, нужно обладать политическим ресурсом, а политический ресурс дают выборы. Отсюда и такой ажиотаж. Люди поверили, что можно жить так, чтобы ваш голос и ваши решения имели значение для всего края. Есть статисты (и мы привыкли к этому), а есть люди, небезразличные к тому, что происходит в крае. Да, среди этих людей будет очень много проходимцев, очень много желающих получить сиюминутные выгоды, но они отсеются, потому что наше общество стало грамотным, самостоятельным и с чувством собственного достоинства.

Самое главное, чтобы 9 сентября люди вышли с улыбками на улицы и сказали: мы проголосовали, избрали, это сделали мы. А потом, с 10-го числа, начнут спрашивать. И те, кого изберут прозрачно, честно и достойно, будут нести очень большую ответственность перед теми, кто их изберет. И те, кто их изберет, будут тоже понимать, что несут ответственность.

 

Об идеальной Закдуме

– Наверняка вы как политик, как губернатор, прогнозировали и размышляли о том, какой может быть конфигурация Законодательной думы Хабаровского края нового созыва. Какой вам она видится?

– В идеале? Дума должна быть без присутствия абсолютного большинства кого бы то ни было. То есть дума должна научиться договариваться и решать проблемы. Не должно доминировать мнение, спущенное сверху. Должно доминировать мнение или принятие решения то, которого ждет население Хабаровского края.

Те люди, которые будут сидеть в думе, должны понимать, что люди как за них проголосовали, так их и уберут. Соответственно, при принятии решений они должны основываться не на том, что им сверху скажут, а на том, что придет снизу. У нас очень много проблем, но когда ты их знаешь, не скрываешь, признаешь и начинаешь решать – тогда все получится. Это к слову о критике и огульном охаивании.

– Осталось совсем немного, поживем – увидим. Я думаю, после выборов снова встретимся с вами в этой студии.

– Обязательно сядем и обсудим, какие у нас прошли выборы.

– И, самое главное, уже сможем называть фамилии.

– Назовем фамилии и скажем, как дальше будем жить. Я лично смотрю с оптимизмом.

Комментарии 3

Обращались неоднократно к Фургалу Ветераны Боевых Действий за помощью, раненые, орденоносцы, с боевыми наградами, инвалиды... Не денег просили, просили проконтролировать исполнение законов Российской Федерации по ветеранам, Родину собой заслонявшим, на территории Края. Ничего он для них не сделал, ничем не помог... А ветераны реально умирают от такого равнодушия и наплевательства... Вот и весь Фургал...
Игорь С 03.09.2019 22:29
Обращались неоднократно к Фургалу Ветераны Боевых Действий за помощью, раненые, орденоносцы, с боевыми наградами, инвалиды... Не денег просили, просили проконтролировать исполнение законов Российской Федерации по ветеранам, Родину собой заслонявшим, на территории Края. Ничего он для них не сделал, ничем не помог... А ветераны реально умирают от такого равнодушия и наплевательства... Вот и весь Фургал...


опять ты вылез.
05.09.2019 09:26
опять ты вылез.


Какие-то чувствительные ветераны, уже год умирают всего лишь от равнодушия. Ветераны диванных войск, видимо.
05.09.2019 09:27
Какие-то чувствительные ветераны, уже год умирают всего лишь от равнодушия. Ветераны диванных войск, видимо.



CAPTCHA
Наверх