Сергей Фургал: К политическому давлению я уже привык
В очередном интервью «Губернии» глава Хабаровского края рассказал о ситуации с «Амурсталью», покупке канадских самолетов, бюджете региона на 2020 год и полном безобразии на проспекте 60-летия Октября в краевой столице.
Политика 2525
Интервью с губернатором

В ноябре в правительстве Хабаровского края и на металлургическом заводе «Амурсталь» в Комсомольске-на-Амуре побывали силовики. «Профессиональные и корректные», по выражению первого зампреда правительства Юрия Золочевского, люди изъяли документы, которые касаются группы компаний «Торэкс», и удалились. Задержаний не было, уголовных дел на основе изъятых материалов не последовало, однако об этих событиях говорят и пишут до сих пор. Во многом потому, что в число учредителей ООО «Торэкс-Хабаровск» – компании, владеющей «Амурсталью» – входит жена губернатора региона Сергея Фургала Лариса Стародубова.

Резонансную историю глава Хабаровского края прокомментировал в интервью «Губернии», которое вышло в эфир в четверг, 5 декабря. Сергей Фургал также рассказал о ремонте дорог, развитии сети фельдшерско-акушерских пунктов в селах, особенностях бюджета на будущий год, расселении бараков и покупке новых самолетов для региональной авиации. С губернатором беседовал журналист Антон Пиотрович.

   

Об «Амурстали» и «Торэксе»

– Сергей Иванович, добрый вечер. Конечно, одна из главных тем, которая обсуждается последние недели две – это обыски на предприятии «Амурсталь» в Комсомольске, визит сотрудников правоохранительных органов в правительство Хабаровского края. Как вы прокомментируете эти события?

– Что касается визита правоохранительных органов в правительство Хабаровского края – это был вообще какой-то непонятный визит. Зашли правоохранительные органы и попросили к передаче 21 документ, которые прошли через СЭД [систему электронного документооборота] и находятся в архиве. Достаточно было одного клика мышкой или маленькой записи: «Просим вас предоставить такие-то документы».

Что касается «Амурстали», здесь, конечно, все гораздо серьезнее, здесь все не так, как представляют сегодня нашему обществу. Я приглашал к себе руководителей «Амурстали», разговаривал с ними и просил прояснить ситуацию, что у них происходит.

Если обратиться в предысторию, как все происходило – я хочу сказать, чтобы было понятно зрителям. «Амурметалл» (тогда еще) с 2008 года находился на банкротстве, все люди были отпущены в отпуска на 2/3 зарплаты и так далее. Я, будучи депутатом Государственной думы, получил задание помочь в том, чтобы завод заработал. Соответственно, я выполнил эту задачу, я нашел инвесторов, инвесторы получили деньги в банке, и завод был запущен. Естественно, тот банк, который давал деньги, потребовал твердого залога в виде поручительства. Так как я был депутатом Госдумы, естественно, я не мог выступать поручителем, поэтому поручителем выступила Стародубова Лариса Павловна. В дальнейшем, как только я был избран губернатором, она сразу свою долю передала в управление юридической компании, которая ей раз в три месяца просто отчитывается о делах. Все, это точка.

На вопрос директорам, что у них происходит, мне было сказано, что по всем признакам, по всем мероприятиям, которые проходили по отношению к предприятию, – рейдерский захват. Все признаки налицо. Хабаровские учредители доложили, что они подали заявления в правоохранительные органы по данному факту и ведется расследование.

Не хочу никого обвинять. Но предприятие работающее, на заводе плюс на смежных предприятиях работает 10 тысяч человек. Предприятие быстрорастущее, оно вышло на одно из первых мест по налогам, оно входит в 704-е постановление правительства [о плане долгосрочного развития Комсомольска-на-Амуре], является градообразующим и точкой роста. И когда на фоне стабильно работающего предприятия происходят такие вещи – это всегда имеет подоплеку.

Но я со всей ответственностью скажу: разберемся. Предприятие будет работать, люди будут получать зарплату.

– Версия, которая тоже активно обсуждается: якобы происходящее – это попытка политического давления на вас, поскольку Лариса Стародубова – ваша супруга. Вы эту версию не рассматриваете или все-таки не исключаете?

– Я, конечно, не хотел об этом говорить, но что касается политического давления – я его испытываю ровным счетом с 28 сентября 2018 года. Если у кого-то появилась мысль, что давление на меня прекращалось хоть на минуту, – это заблуждение. Я к этому привык.

 

О бюджете на 2020 год и надбавке для учителей

– Раз уж мы заговорили о деньгах, давайте перейдем к бюджету. В среду на этой неделе бюджет был принят в окончательном, третьем чтении. Вы еще до принятия бюджета назвали его стабилизационным. Наверное, стоит разъяснить, что вы имели в виду.

– В начале моего губернаторства собственные доходы края были 74 млрд рублей, госдолг – 54 млрд рублей, дефицит бюджета – 10,3%. Любой шаг в любую сторону – обвал, катастрофа. В этот момент нам нужно было сделать так, чтобы и не упасть, и чтобы край работал. Поэтому за год мы на 2 млрд снизили государственный долг, в 2019 году мы увеличили почти на 7,5 млрд рублей собственные доходы, и, соответственно, снизили дефицит бюджета: на 2020 год мы уже закладываем 9,3%. Это говорит о том, что мы стабилизируем финансовую ситуацию без ущерба для всех программ.

Мы приняли бюджет на 2020 год в третьем чтении, но сейчас готовятся поправки. Я дал указание дополнительно рассмотреть вопрос о финансировании 19 ФАПов (то есть они будут запроектированы и мы приступим к строительству), я дал указание по КАИПам [краевым адресным инвестиционным проектам] – тем, которые нам необходимы, но не вошли, я дал указание дополнительно добавить денег на оборудование, на дороги, и плюс я предложил минфину разработать возможность повышения заработной платы учителям в Хабаровском крае, всем без исключения. Сейчас идет подсчет, сколько у нас есть еще ресурсов, чтобы увеличить заработную плату учителям.

– Это будет в виде региональной надбавки?

– Это будет официальная надбавка к заработной плате. Там есть целый механизм. Надбавка должна быть существенной, чтобы ее почувствовали.

Поэтому будут внесены поправки. По нашим расчетам, мы увеличим расходы на все эти нужды – образование, здравоохранение, дороги и некоторые другие виды – еще дополнительно на 1 млрд 200 млн рублей. Мы можем это себе позволить.

– Это как-то скажется на дефиците бюджета?

– Никак не скажется. За рамки разрешенного дефицита мы не выйдем.

Мы не можем себе позволить не строить больниц, школ, детских садов, дорог, мостов – мы обязаны это делать, поэтому поправки 18 декабря будут мной внесены.

И хотелось бы отметить немаловажный фактор: впервые за историю примерно с 2012 года Хабаровский край в 2019 году не занял ни одного рубля. Этого удалось добиться за счет трех способов: оптимизация расходов, управленческая реформа и увеличение собственных доходов.

– Кстати, о собственных доходах края я хотел вас спросить. Вы давно транслировали мысль, что можно тратить сколько угодно, но нужно и зарабатывать много. Какие результаты с заработком?

– Я же говорю, что мы на 7,5 млрд рублей увеличили собственные доходы. Если посмотреть структуру увеличения, то 1 млрд 100 млн – это как раз экономия, оптимизация расходов. Но при этом по некоторым показателям мы увеличили расходы – допустим, по субсидированию авиаперевозок, по ремонту и строительству школ, детских садов, больниц, по обслуживанию дорог. Мы значительно увеличили расходы на проектирование, потому что мы сегодня проектируем большое количество объектов буквально во всех наших сферах, которые уже в 2020-2021 годах начнут строиться или будут сданы. Кроме этого, мы увеличили расходы на детей-сирот и на многие другие вещи, несмотря на то, что мы сокращали и оптимизировали расходы.

Мы сократили расходы на топливо, при этом в 2019 году мы вышли в зимний период без каких бы то ни было текущих долгов, задержек, и мы полностью обеспечены топливом минимум до 20 января.

 

О перелетах между Хабаровском и отдаленными районами края

– Недавно была информация, что будет обновляться парк нашей малой авиации – я имею в виду замену Ан-24 на новые самолеты Q-300.

– Никакой замены не будет, будет увеличение парка. Если у нас самолеты имеют ресурс, они его доработают. Сегодня идет большая программа по увеличению количества маршрутов и рейсов. Теми самолетами, которые сейчас есть у нас, эту задачу выполнить невозможно, поэтому как бы нам ни было трудно и как бы мало ни было денег – если мы хотим выполнить программу доступности, мы должны думать об увеличении парка, ремонте взлетно-посадочных полос, увеличении частоты перелетов.

И, самое главное, нам необходимо создать доступность. Мы же ввели в Охотске 4,5 тысячи за взрослый билет и 3 тысячи [за билет для детей от двух до 12 лет]. Конечно, есть шероховатости, они всегда были и будут. Кто-то будет говорить, что не хватает билетов, но факт остается фактом: почти две тысячи человек совершили льготный перелет. И мы приняли решение: с 1 января во все северные точки Хабаровского края мы будем летать за 4,5 тысячи [для взрослых] и 3 тысячи [для детей].

А вспомните, сколько было криков по детскому питанию? Они продолжаются, но я же слежу за всем, и если вдруг появляется какая-то информация по школе или другому заведению, я тут же посылаю комиссию. И когда приезжаем – все нормально.

Так вот, еще про самолеты. Я знаю, что есть критика: «Вы покупаете иностранные самолеты в Канаде». Во-первых, мы их покупаем не в Канаде, а в России. Во-вторых, если бы самолеты хотя бы близкого класса производились в Российской Федерации – вне всякого сомнения, мы бы их купили. Но сегодня, к сожалению, наша промышленность не производит подобные самолеты, которые могли бы работать в наших условиях, садиться на наши взлетно-посадочные полосы в наших температурных режимах, в круглосуточном режиме работы.

– Сколько самолетов и в течение какого срока планируется приобрести?

– Первым этапом мы покупаем три самолета, но я сразу хочу всех успокоить: ни копейки бюджетных денег мы на это не потратим, все будем делать через лизинг, через ВЭБ, через программы. А вот количество и качество перелетов улучшится.

    

О преемнике Крайдорпредприятия и ремонте дорог

– Еще в начале этого года вы говорили о том, что планируется реструктуризация, обновление или создание нового предприятия, которое будет отвечать за ремонт и содержание автодорог. На каком этапе находится эта история?

– У нас было Крайдорпредприятие. К моему глубокому сожалению, когда я пришел губернатором, уже ничего сделать было нельзя. Все, что можно было сделать с этим предприятием, сделали. Тем не менее я отдаю себе отчет: имея такие огромные территории, имея 3 300 километров краевых дорог и 1 740 километров муниципальных, без мощного краевого предприятия, имеющего филиалы во всех районах Хабаровского края, мы не справимся.

Поэтому мы решили создать Региоснаб. Он создан, мы уже приняли туда 145 человек, которые работали в Крайдорпредприятии. Кроме этого, Крайдорпредприятие, которое находится на конкурсном управлении, формирует лот необходимых средств, сооружений, заводов, техники, которые понадобятся нам для выполнения обязательств по ремонту, реконструкции и строительству дорог. Мы будем выходить на конкурс и выкупать эту массу под Региоснаб.

Кроме этого, сегодня уже проходят конкурсы – дополнительно Региоснабу будет разыграно 800 миллионов на обслуживание и ремонт дорог. Поэтому двигаемся, как положено.

– Но акцент будет сделан все-таки на каких-то междугородних трассах? Или и на муниципальных тоже – подъезды к поселкам, селам?

– Мы запланировали с весны начать реконструкцию и ремонт четырех межмуниципальных дорог. Чтобы это начать делать, нужен проект, поэтому мы заложили деньги и проектируем реконструкцию или ремонт четырех межпоселковых – краевых – дорог. Мы уже спроектировали, разыгрываем конкурс и приступаем к строительству двух мостов, которые идут на Чегдомын – я не буду сейчас перечислять трассы.

Мы не будем забывать и о поселковых, внутрипоселенческих дорогах. Но здесь мы, конечно, через муниципалитеты будем помогать, здесь никакой Региоснаб не справится и делать ничего не будем. Это полномочия глав районов. Другое дело, что мы должны их поддержать материально. Поэтому на 2020 год мы увеличиваем количество денег – дополнительно 900 млн рублей даем именно на дорожные работы.

– Это пойдет по принципу софинансирования?

– Обязательно. У нас есть федеральная программа «Безопасные и качественные автомобильные дороги» – дороги делаются в Хабаровской и Комсомольской агломерациях. Там на следующий год будет порядка 1 млрд 200 млн рублей. Фактически миллиард будет федеральных денег по указам президента и 200 млн будет софинансирование. У нас есть УДС, плюс к этому у нас есть еще региональная программа, которая называется «Содержание и ремонт дорог», и четвертая программа – это строительство. Все эти четыре программы финансируются по-разному. Если «Содержание и ремонт дорог» – это в чистом виде краевой бюджет, то строительство – это уже либо софинансирование, либо федеральный бюджет. Все зависит от количества и качества.

– Я почему уточняю: ведь у муниципалитетов не всегда есть деньги на эти программы.

– У муниципалитетов всегда нет денег, это нужно понимать. Поэтому некоторые налоги, которые забирались в пользу бюджета края, мы оставим муниципалитетам на 2020 год. И мы хотим, чтобы районы создали свой небольшой дорожный фонд, из которого они могли бы грейдировать, освещать, нарезать кюветы. Обязательно в 2020 году будем делать.

 

О расселении бараков и «позоре Хабаровска» на проспекте 60-летия Октября

– Такой заголовок, если позволите: «Шестьдесят тысяч квадратных метров аварийного жилья будут ликвидированы в Хабаровском крае в ближайшие пять лет». Это программа по ликвидации аварийного жилья, средства выделяются из федерального фонда, более 3 млрд рублей придет из Федерации, и опять же в порядке софинансирования средства будут поступать из краевого и муниципальных бюджетов. Где и сколько бараков будет расселено, в течение какого срока?

– У нас на 2019-2020 год в четырех районах действует эта программа: Совгавань, Бикин, Хабаровск и Комсомольск-на-Амуре. На 2021-2023 год сюда подключатся все районы. Но в общей сложности мы исходим из того, сколько у нас есть денег. Вот у нас есть 3 млрд 200 млн рублей – на столько мы и переселим, построим.

Но мы приняли решение, что мы хотим программу сократить – не в качестве финансов, а в качестве временного лага. То есть за 2019-2020-2021 год мы хотим полностью использовать все эти деньги на переселение, чтобы на 2022 и 2023 заявиться на дополнительное финансирование.

Это очень тяжелая работа, но она связана с чем: для того чтобы нам переселить и построить, нам необходимо признать дом аварийным. Очень тяжело на это идут районные и городские администрации.

– Да, потому что подключатся правоохранительные органы, придется давать какое-то жилье.

– Это ответственность: признали дом аварийным – значит, людей надо переселять, а так называемого обменного фонда мало. Но мы понимаем, что если мы не будем признавать аварийным жилье в нужных количествах, мы никогда не построим новое жилье. Поэтому есть распоряжение губернатора создать комиссии и более активно признавать эти дома аварийными.

Там же можно переселять не только за счет построенного, там можно и через вторичное жилье, и через другие механизмы. Я уверен, что мы все-таки сможем эту программу реализовать за три года и получить дополнительное финансирование. Предварительные соглашения с федеральным центром уже есть, но нужно показать, что мы умеем все делать качественно и в срок.

– Можно ли уже озвучить планы на следующий год?

– Уже часть домов признана аварийной в Бикине, в Советской Гавани, в Комсомольске, в Хабаровске. Все как положено. Конкретные цифры уже не помню, но, если я не ошибаюсь, 146 квартир мы должны сейчас сделать – и с дальнейшим увеличением.

– Проспект 60-летия Октября в Хабаровске – с ним что-нибудь решится когда-нибудь, Сергей Иванович?

– Вы хотите честно? Сергей Иванович, когда едет по проспекту 60-летия Октября, говорит, что это позор города Хабаровска. Если будет желание и воля администрации города Хабаровска, то правительство Хабаровского края в рамках компетенций и полномочий, конечно же, поможет заняться этим переселением. Но пока на 2019-2020 год, насколько я знаю, там не запланировано. Но у нас еще будет отдельное совещание по этому поводу, именно по баракам, и какое-то решение совместно с мэром мы постараемся найти. Действительно, полное безобразие: красная линия, и это не есть хорошо.

Но это складывалось десятилетиями. Там, где ликвидные участки под застройку – там они продавались под застройку, там расселяли, а эта территория находится рядом с железной дорогой и под жилищную застройку не совсем интересна бизнесу. Но это не значит, что этот бардак нужно оставлять и дальше. До 2023 года проблему с этими бараками необходимо решить.

– Надеюсь, Сергей Анатольевич [Кравчук] нас сейчас слышит.

– Я готов, мы сядем вместе с Сергеем Анатольевичем и будем разрабатывать программу. Нам нужно, чтобы Хабаровск был красивый, уютный, современный.

 

О федеральных миллиардах на медицину и строительстве фельдшерско-акушерских пунктов

– Хабаровский край планирует привлечь 10 млрд рублей на развитие первичного медицинского звена. На прошлой неделе об этом сказал министр здравоохранения Александр Витько. Конечно, цифра впечатляет, и я хочу обратиться к вам за разъяснениями: что за программа, можем ли мы рассчитывать реально на эти средства?

– Нужно сказать особую благодарность президенту – это президентская программа. Было два Госсовета, посвященных первичному звену здравоохранения. На Госсовете, который проходил на ВЭФ во Владивостоке, и я выступал, говорил про многие вещи, которые необходимо сделать.

Сегодня федеральный центр поставил задачу для регионов до 10 января разработать, утвердить и доказать по первичному звену здравоохранения комплекс первичных мероприятий, которые значительно улучшат ситуацию в отрасли. Но чем мы хороши? Здесь я без ложной скромности могу сказать, что мы точно знаем, что и как нам нужно. Мы программу уже практически составили, мы ее подшлифовываем, согласовываем с органами федеральной власти. Понятно, что все наши желания нам не удовлетворят, но какую-то значимую часть мы получим.

– Понятно, что в эту программу входят ФАПы...

– Почему именно ФАПы, логика ФАПов какая? К нам идет высокоскоростной Интернет, к 2021 году мы должны полностью замкнуть с севера и с юга Хабаровский край через [оптоволокно] и получить Интернет. Мы выставляем ФАПы, заводим Интернет, ставим небольшое количество оборудования, садим обученного фельдшера. Больной попадает в ФАП, тут же по видеосвязи передается ЭКГ и все необходимые анализы в центр, центр дает рекомендацию – для экстренных случаев он будет работать круглосуточно в режиме онлайн. Для плановых будут, конечно, разработаны часы, когда медики смогут получить специализированную консультацию. Это резко снизит смертность, количество ошибок, улучшит морально-физическое состояние докторов и фельдшеров, которые сегодня чувствуют оторванность, не имея достаточных методик и квалификаций.

Наша задача – сделать так, чтобы каждый житель Хабаровского края мог получить именно квалифицированную медицинскую помощь. Понятно, что стентирование и высокотехнологическая помощь будет проводиться в центре, но уж зубы полечить, или вести беременных, или проводить профосмотры – не надо для этого ездить в Хабаровск.

Поэтому я и тороплю, говорю быстрее строить ФАПы – у нас еще очень много мест, где вообще нет медицинской помощи.

Комментарии 0


CAPTCHA
Наверх