Договоры о безвозмездном предоставлении эфирного времени для предвыборной агитации
Сергей Фургал: Иногда решения приходится принимать в течение нескольких часов, а то и минут
В очередном интервью «Губернии» глава Хабаровского края рассказал о подготовке к наводнению, прокомментировал слухи об отставках глав районов, ответил на обвинения со стороны пресс-службы администрации Хабаровска и призвал мэра Советской Гавани вернуться на работу.
Политика 1325
Сергей Фургал в студии "Губернии"

Хабаровскому краю вновь угрожает наводнение. Несмотря на то, что с предыдущего разрушительного паводка прошло шесть лет, дамбы в регионе не достроены, а для хабаровского гидрозащитного сооружения до сих пор не готов плавучий затвор – батопорт. В итоге ворота дамбы в краевой столице пришлось спешно засыпать песком и сланцем. Несмотря на сдержанные прогнозы гидрологов, многие жители региона ждут повторения событий 2013 года, когда уровень Амура у Хабаровска достиг исторического максимума – 8,08 метра.

Тем временем следственный комитет продолжает расследование страшной трагедии в палаточном лагере «Холдоми», где в результате пожара погибли четверо детей. В правительстве Хабаровского края идет проверка, однако никто из чиновников, которые должны были следить за безопасностью детского отдыха, пока не уволен.

Неспокойно на востоке края – в Ванинском и Советско-Гаванском районах: местные жители по-прежнему жалуются на угольную пыль, а руководители муниципалитетов раздают скандальные интервью, пророча срыв отопительного сезона из-за долгов перед поставщиком топлива – ООО «Флагман». На этой неделе появилась информация, что глава Советско-Гаванского района Юрий Бухряков собирается в отставку.

В свою очередь, власти Хабаровска обвинили краевое правительство в недофинансировании ремонта автотрасс по проекту «Безопасные и качественные автомобильные дороги». Как заявил главный дорожник краевой столицы Олег Гроо незадолго до своего ареста и увольнения, недостаток денег тормозит реконструкцию Выборгской улицы.

Между тем до выборов в Хабаровском крае остается месяц. Некоторые кампании, которые развернулись в регионе в этом году, уже стали рекордными: к примеру, в Законодательную думу только по одномандатным округам выдвинулись сразу 195 человек, из них регистрацию прошли 116. За кресло мэра Комсомольска-на-Амуре собирались бороться 23 кандидата, но до финиша дошли только четверо. Забраковывали избиркомы и потенциальных городских депутатов в Хабаровске и Комсомольске. Те, кто выбыл из гонки не по собственному желанию, обращались с жалобами в суды и к главе региона.

Эти и другие события губернатор Хабаровского края Сергей Фургал прокомментировал в интервью, которое вышло в прямом эфире на телеканале «Губерния» 6 августа. С главой региона беседовал журналист Антон Пиотрович.


О паводках и дамбах

– Сергей Иванович, добрый вечер. Самая обсуждаемая тема последних недель – это паводок, а точнее – опасения людей, что может случиться повторение событий 2013 года. Прогнозы практически каждый день все хуже и хуже: обещали уровень Амура у Хабаровска шесть метров, потом – 6,30, а на совещании в понедельник вы сказали, что нужно готовиться уже к семи метрам... К чему все же следует готовиться и, самое главное, как власти готовятся к приходу паводка?

– Гидрологи нам дают прогноз – 6,30-6,50. Но гидрологи – это гидрологи, а жизнь – это жизнь, поэтому я поставил задачу готовиться к семи метрам и, соответственно, провести все мероприятия, чтобы можно было выдержать такой паводок. Хотя по многим местам мы делаем с запасом до 7,50.

С чем это связано? Во-первых, есть большая неопределенность, сколько будет сбрасывать Бурейская ГЭС, будут ли сбрасывать воду (и в каком объеме) наши соседи китайцы.

Что сделано на сегодня? Проведена большая работа. Во-первых, объявлен режим ЧС по всему Хабаровскому краю. Второе – проинспектированы и укреплены все дамбы. Мной принято решение о том, чтобы засыпать батопорт [в Хабаровске]. Эти работы уже ведутся и к четвергу должны быть закончены. Многим кажется, что это делается медленно, но на самом деле там глубина 11-12 метров. Все делается в срок и все делается правильно.

Я выезжал в Комсомольск-на-Амуре, проинспектировал совместно с главой МЧС России все дамбы. Завезены дополнительно водоналивные дамбы, проведены учения. Достали все насосы, проверили, смазали, передислоцировали к местам, где есть опасность затопления.

Несмотря на всю работу, которую мы проводим, у нас при любом раскладе произойдет подтопление левого берега, произойдет подтопление участков, расположенных в Корсаково, на Красной Речке. Пока, по нашим данным, [при нынешнем прогнозе гидрологов в зону подтопления] попадает 274 частных дома или постройки. Проводится работа со всеми жителями, с дачниками.

Я хотел бы еще раз сказать: уважаемые жители, вы всегда можете обратиться к нам, мы предоставим любую технику, в том числе и водные виды транспорта, чтобы помочь вам вывезти урожай и те вещи, которые вы хотите сохранить. Потому что подтопление будет, с этим ничего сделать нельзя.

Конечно, мы учли уроки 2013 года, и я уверен, что таких масштабных бед мы не получим. Но стихия есть стихия, она ведет себя непредсказуемо.

Не успел я к вам приехать, как поступила информация: четыре часа непрерывного ливня – и в населенном пункте Шумный в Вяземском районе подтопило 45 домов. Выдвинулась группа МЧС, развернут лагерь, будут дежурить до утра. Кроме этого, мы заказали прививки и дезинфицирующие растворы – в общем, полный комплекс мер.

– За несколько часов до нашей с вами встречи мне позвонила хабаровчанка, у которой дача на левом берегу, причем в соседнем регионе – в ЕАО. Поселки имени Тельмана, Покровка, Владимировка – большинство дач там принадлежат жителям Хабаровска. Они в растерянности: помогут им или нет?

– Завтра [7 августа] я с утра дам указание о том, чтобы жителям Хабаровска оказать содействие в транспортировке урожая и вещей, независимо от того, находится ли дача в Тельмана или где-то еще. Это наши граждане. Завтра они смогут позвонить на телефон горячей линии, и в рамках ЧС им будет оказана помощь.

– Сегодня появилась информация о том, что региональное управление МЧС рассматривает возможность затопления поселка Чекунда, чтобы снизить водную нагрузку на Хабаровск и Комсомольск.

– Нет, не так. Есть опасность подтопления Чекунды: как мы знаем, 246 метров – это критический уровень дамбы, при котором начинается подтопление этого поселка в районе кладбища. Вы уже, наверное, знаете, что кладбище мы переносим – принято решение, выделены деньги, бригады уже работают. Никто специально Чекунду затапливать не будет, просто при критических уровнях произойдет естественное подтопление.

Сегодня мы работаем с федералами. Как только будут определены источники и получены сертификаты, все люди [из Чекунды] получат сертификаты для переселения.

– Шесть лет уже прошло с прошлого наводнения. На мой взгляд, времени, чтобы построить защитные сооружения, было достаточно. Тем не менее в затоне хабаровскую дамбу сейчас приходится засыпать, хотя там должен был быть закрывающий понтон-батопорт. По строительству комсомольской дамбы тоже есть вопросы, и вы об этом говорили с премьер-министром Дмитрием Медведевым, что необходимо упростить процедуру перезаключения договора подряда. Почему же столько времени прошло, а мы опять столкнулись с тем, что в экстренном порядке приходится что-то заделывать?

– Нельзя сказать, что ничего не сделано: многое сделано, но не доделано. Понимаете, мы же русские люди, у нас есть такая поговорка про петуха и одно место. А есть вторая поговорка: когда отлегло – забыли. Батопорт мы начали активно строить. Как только пройдет режим ЧС, мы этот грунт [из затона] вывезем на дороги и на берегоукрепительные работы, и на этом месте появится створ. Деньги выделены, все идет по плану.

Мне сложно сейчас говорить, почему с 2013 – 2014 года все-таки не доделано. Но это тема отдельной передачи. Сегодня меня беспокоят другие вещи: я отвечаю за регион и беру на себя ответственность пройти эту ЧС с минимальными потерями для края. А что касается дамб – будем достраивать.

Действительно, этот 44-й закон, когда приходит подрядчик, выигрывает конкурс, снижает цену, не работает, контракт расторгают, новый подрядчик приходит – это проблема, от которой надо избавляться. Я неслучайно на заседании обратился к премьер-министру с предложением разрешить нам назначать единственного подрядчика для ускорения работы. Я боюсь, что в противном случае мы еще два-три года можем дамбы не построить, а это недопустимо. Мы не знаем, как будет вести себя вода в ближайшие годы.

– В Верхнебуреинском районе разрушено несколько мостов...

– Одиннадцать.

– Одиннадцать мостов, которые ведут к поселку Софийск. По сути, поселок сейчас отрезан от большой земли. Как будет восстанавливаться сообщение?

– Что касается Верхнебуреинского района, из 11 мостов уже девять сделано, один доделывается. Есть проблема по одному мосту, который непосредственно идет в Софийск. Мост очень большой.

– Если я не ошибаюсь, 63 метра.

– Да. Находится на горной речке и вызывает очень серьезные опасения. Я четко понимаю, что для того, чтобы построить такой мост, нужно сделать проект со всеми вытекающими последствиями, поэтому я дал поручение выйти на нашу армию – у них есть специальные военные быстровозводимые металлические мосты, они временные, но тем не менее они позволяют нам обеспечить сообщение.

Это крайне неприятная и опасная ситуация, когда населенный пункт (а он там не один), 647 человек, отрезаны от большой земли. Произойти может все что угодно: инфекция, заболевание, пожар. У нас часто бывает нелетная погода, не всегда можно выпустить вертолет, поэтому полагаю, что необходимо в кратчайшие сроки восстановить сообщение. А потом уже будем делать проект и строить мост.

У нас в Хабаровском крае сегодня 624 моста в деревянном исполнении, которые требуют либо экстренного ремонта, либо замены. Неслучайно же во время одного паводка смыло сразу 11 мостов. Это серьезный звонок.

 

О реальных и мнимых отставках глав районов

– На этой неделе появились сообщения, что в отставку подают глава Верхнебуреинского района Алексей Маслов и глава Советско-Гаванского района Юрий Бухряков. Как прокомментируете эти данные? Слухи это или нет?

– Никакой Маслов ни в какую отставку не подает. Я не знаю, откуда вышла эта информация. Глава Верхнебуреинского района находится на работе. По всему краю, включая его район, введен режим ЧС. Глава выполняет все поставленные перед ним задачи и выполняет добросовестно. Слухи, что Маслов уходит – это придумки наших смишников, а точнее, соцсетей.

Что касается Бухрякова, я сам узнал из телеграм-каналов, что якобы он написал заявление об уходе. Не знаю, уходит он или нет, но я как глава региона вынужден отреагировать на эту ситуацию. Сегодня [6 августа] мной туда направлена комиссия, состоящая из: первого заместителя министра финансов, который должен погрузиться во всю финансовую часть [Советско-Гаванского] района и посмотреть, что происходит с деньгами; министра жилищно-коммунального хозяйства, который должен произвести ревизию всех сетей, канализации, водоснабжения в связи с подготовкой к зиме; представителя ТЭКа, который должен провести анализ, как идет подготовка к отопительному сезону всех котельных; человека [из комитета по] внутренней политике, который должен разобраться, что происходит – было заявление или не было, слухи это или не слухи; человека из министерства образования, который должен провести ревизию всех школ, чтобы 1 сентября все дети пошли в школу с шариками, цветами и с радостью.

Никаких прогнозов и опасений, что район будет не готов к зиме, или не откроются школы, или не будут работать котельные – нет и не будет. Мы четко понимаем, что происходит в крае, поэтому все это будет сделано.

Думаю, что с главой района, как только представится возможность, мы переговорим. Хочу сказать, что человек опытный, работает очень давно. Я недавно ездил в Ванино и Совгавань, мы с [Юрием Бухряковым] вместе проводили инспекцию многих предприятий, посещали «Аркаим», порты и так далее, наметили обширный круг работы. Для меня [слухи об отставке главы] стали новостью. Не знаю. Посмотрим.

 

О дорогах и угольной пыли на берегу Татарского пролива

– Раз уж мы заговорили о поездке в Ванинский и Советско-Гаванский районы, у меня есть несколько вопросов по этому поводу. Первое: вы сказали о том, что будет проведен капитальный ремонт трассы между Ванино и Советской Гаванью. Каковы сроки, стоимость?

– В этом году бригады проводят ямочный ремонт и приводят дорогу в надлежащее состояние. Зимой проектная организация приступает к проектированию реконструкции и ремонта трассы между Ванино и Совгаванью, к весне проект должен быть готов. Проект пройдет главгосэкспертизу и, как мы наметили с министром транспорта, с наступлением положительных температур (а это примерно 10-15 мая) мы должны в плановом порядке выйти на эту дорогу. Реконструируем, сдаем ее, как положено, чтобы в ближайшие 10 лет проводить только регламентные работы. Если делать, то делать надо капитально и, как говорят в народе, по уму.

– Во время поездки к вам обратились жители поселка Октябрьского в Ванинском районе и пожаловались на перевалку угля. Вы сказали, что перевалка угля там должна быть прекращена.

– И она будет прекращена.

– Сразу вопрос про наполняемость местных бюджетов. Хочется услышать ваше разъяснение.

– Давайте сразу отделим мух от котлет. Что там происходит? Есть «Ремсталь», которая стоит в порту в Совгавани, а есть поселок Октябрьский, где сегодня «Ремсталь» пригоняет вагоны с углем, высыпает их на землю, подходят автомобили, загружаются этим углем и, по сути, из Ванино везут в порт в Совгавань. Угольная пыль – раз, разбивают дороги – два, и вообще непонятная мне логистика – для чего это делается?

У меня есть четко выработанное предложение, я переговорил с железной дорогой и готов оказать содействие «Ремстали», чтобы вагоны напрямую шли прямо в порт. Нечего их останавливать и перегружать. Тем более этот так называемый угольный терминал находится прямо в центре поселка [Октябрьского], в непосредственной близости от домов, от жилья. Это полный, сущий бардак. Конечно же, было принято решение здесь перевалку закрыть, а вагоны гнать напрямую.

– А что говорит железная дорога – у них хватит мощностей? Там проблемы возникают периодически.

– Никаких проблем здесь нет. Проблема железной дороги заключается в прохождении по БАМу до Ванино, а ветка между Ванино и Совгаванью недозагружена. Для меня [нынешняя система перевалки угля] – это такая хитрая загадка, но если бизнес так делает, наверное, он имеет какие-то выгоды. Но это неправильно.

Мы ни в коем случае не будем тормозить бизнес, не будем ничему препятствовать, но отрегулировать потоки нужно так, чтобы и жители были спокойны, и бизнес работал.

В течение недели там должна прекратиться отгрузка. Почему в течение недели? Уже вагоны заказаны, они подходят, и мы не можем себе позволить отправить их назад в Кузбасс или еще куда-то. Поэтому здесь придется немного потерпеть. А те вагоны, которые пока в пути – мы сделаем переадресовку.

 

О «срыве» отопительного сезона и отпуске мэра Совгавани

– Вы уже затронули эту тему, но давайте остановимся на ней подробнее. Ситуация с северным завозом активно муссируется в СМИ. Говорят о том, что районы не могут рассчитаться с ООО «Флагман» за уже поставленное топливо. Цифры долга называются – 770 млн рублей. Арбитражные суды выносят решения, блокируют счета северных районов края, соответственно, отопительный сезон под угрозой. «Восток-Медиа» приводит слова мэра Советской Гавани Павла Боровского, цитирую: «Градоначальник опасается срыва отопительного сезона. Павел Боровский также отметил, что губернатор приезжает, перед телекамерами ругает главу города и главу района и уезжает». Что происходит?

– Первое: край за северный завоз никому не должен ни копейки. Второе: Совгавань никогда не входила в регион северного завоза. Северный завоз – это те территории, в которые можно доставить топливо только водным транспортом по реке Амур. Что касается Совгавани, то любой вид топлива туда можно доставить железной дорогой, автомобильным транспортом, любым транспортом.

Действительно, некоторые районы (а не край) были должны поставщикам топлива. Что касается Совгавани...

– Имеется в виду, что районы недополучили финансирование из края.

– Ничего подобного. Это полная ложь. Объясняю схему: есть поставщик топлива, есть потребитель топлива. Поставщик поставляет топливо потребителю, потребитель дает тепло, собирает с людей и с организаций тариф и выплачивает за топливо деньги. А гарантом выступает районная администрация. Так вот: поставщик по завышенной цене поставил другому поставщику, тот не смог рассчитаться, и поставщик этого топлива по завышенной цене выставляет ответственным главу района. И глава района как поручитель начинает расплачиваться за эту организацию, банкротя ее. Это такая хитрая схема честного (и не совсем честного) отъема денег у населения, но мы уходим от этого.

Так вот, первоначально был выставлен иск на 300 миллионов, но после того, как была проведена сверка, сумма долга упала до 168 миллионов. И все признали, что это правда. Кроме этого, со 160 миллионов 56 миллионов еще неделю назад было перечислено в администрацию Советской Гавани для того, чтобы они частично погасили задолженность перед «Флагманом».

Нужно разобраться: долги росли с 2016-2018 года. Когда я пришел руководителем, для меня стало непонятно, когда мне стали вываливать счета на 300 миллионов, на 500 миллионов, на 700. Естественно, я задал вопрос: «А это что? А давайте мы проведем сверку». В конце концов, как можно по требованию бизнеса выплачивать деньги, не понимая, за что? Это же деньги наши с вами. Поэтому, когда стали проводить сверки, суммы значительно упали.

Кроме этого, перед «Флагманом» в других районах практически вся задолженность уже погашена.

Что касается [мэра Советской Гавани] – как там фамилия, Боровский? Я два раза был в Совгавани, с главой района мы встречались и обсуждали все вопросы, но, к моему сожалению, мэра я не видел вообще в городе. Мне сказали, что после того, как депутаты местного собрания вынесли ему вотум недоверия и потребовали его отставки, вроде как он подал на них в суд и уехал в отпуск. И уже где-то 40 дней он находится где-то за пределами нашей Российской Федерации. Какие он делает заявления, из каких районов, и про какую опасность [срыва] зимнего отопительного сезона он говорит, я не знаю. Ему надо вернуться в город, посмотреть свои счета и что сегодня происходит.

Я со всей ответственностью говорю: никакого срыва отопительного сезона не может быть и не будет. Северный завоз находится под тщательным, тотальным контролем. Еще три недели назад создана группа, так называемая комиссия, по северному завозу. Все четко расписано по дням, по часам, когда и где берется топливо, какой танкер грузится и когда вывозится – в Охотский район, в другие районы.

Что касается Совгавани, поставить туда топливо нет никакой проблемы. Там есть определенные трудности в поставке мазута в Лососину, но это вопрос лишь организационный. Поэтому делать такие бессовестные заявления, что кто-то боится какого-то срыва... Приедьте на работу, вернитесь домой! В крае объявлен режим ЧС, все главы районов и муниципалитетов обязаны выйти из отпуска и вернуться на рабочие места. Мы сегодня должны иметь четкую управляемость, все должны стоять на своих местах. В случае возникновения непредвиденной ситуации любой глава обязан принять решение, а потом уже связаться с краем, с губернатором, с комиссией. Иногда решения приходится принимать в течение часов, а то и минут.

Живой пример – поселок Шумный: никто не ждал, четыре часа ливня, подтопило дома. Значит, глава должен принять определенные меры по спасению, вызвать помощь. Естественно, из края и МЧС помощь туда уже ушла: машины поехали, бригады поехали.

Вот мотивация моих действий, когда я говорю: все главы должны находиться на своих рабочих местах. Отпуска будут после того, как будет снят режим ЧС.

Господин Боровский, если он меня слышит и видит и дает такие глупые интервью: вернитесь на работу!

– Как вы считаете, это все-таки предвыборный период сказывается на том, что появляются такие заявления, информационные вбросы?

– Сто процентов. Знаете, что здесь самое печальное? Когда начинаешь разбираться, то оказывается, что никто никакие интервью не давал. Появляется какой-то неизвестно где зарегистрированный канал, скидывает какую-то информацию, эту информацию подхватывают уже СМИ и как за факт выдают населению. Вы же помните: недавно появляется везде, что я подал в отставку.

– Поэтому хорошо, что вы к нам приходите и мы получаем информацию из первых рук.

 

О пожаре в детском лагере «Холдоми»

– Конечно, я не мог не спросить вас сегодня о пожаре в палаточном лагере Холдоми. Эта трагедия, на мой взгляд, никого не оставила равнодушным. Как идет расследование, какие данные уже получены?

– Естественно, идет расследование со стороны следственного комитета. В это расследование я не вмешиваюсь по абсолютно понятной всем причине: чтобы мое поведение не было интерпретировано как давление или попытка уйти или увести кого-то от ответственности.

Что касается внутреннего расследования – вы знаете, что мной назначено внутреннее расследование по правительству, по всем моим министрам, замам министров, зампредам: кто, когда и где проверял, кто что подписывал. Первые выводы у меня уже есть, но, прежде чем принимать и озвучивать какие-то жесткие решения, я все-таки хочу дождаться решений следственного комитета и только после этого, взвесив все факты, привлекать к ответственности. Но не с целью жажды крови – кого-то наказать, а с целью того, чтобы у нас в крае этого больше никогда не повторилось.

По моему глубокому убеждению, один из факторов, который сыграл в этом процессе – это то, что оздоровительный лагерь ввели в режим ТОСЭР. Этот режим все-таки предполагает особый порядок контроля: очень тяжело проверять предприятия, которые находятся в ТОСЭРе. Там есть свои заморочки – [проверки] раз в три года, внеплановые – только с разрешения министерства по развитию Дальнего Востока и прокуратуры, нужно нести план и так далее. Это, конечно, явилось неблагоприятным фактором, но это не снимает ни с кого ответственности, потому что детский лагерь нужно проверять.

Здесь я не хочу никого обвинять, но поведение собственников лагеря у меня вызывает очень серьезные вопросы. Первое: палатки были установлены в большом количестве без согласования. Второе: качество этих палаток знает только тот, кто их покупал и ставил, потому что тот сертификат, который мне показывали, не соответствует действительности. Третье: кому пришло в голову выдавать в палатке пожароопасные отопительные приборы? Это у меня серьезные вопросы – не обвинения! – к собственникам лагеря. Если вы берете детский оздоровительный отдых, вы все-таки должны нести ответственность.

Это не оправдание, но не может губернатор или министр каждый день быть в детских оздоровительных лагерях.

 

О резком подорожании электричества в Николаевском районе

– С 1 июля в Николаевске и окрестностях в два раза вырос тариф на электричество для юрлиц. Мы все понимаем, что это напрямую скажется и на жителях. Почему так произошло и что дальше делать?

– Объясняю. По федеральному закону Николаевскую ТЭЦ, которая производит тепло и электричество, признали локальным источником. Соответственно, повысили в два раза тариф.

Была проведена очень тяжелая работа, но мы отстояли и доказали, и тариф этот вернулся на прежний уровень. Единственное – произошло повышение тарифа на федеральную составляющую инфляции – 2,7%. Но это делают федералы и делают повсеместно.

 

О том, почему заглохли дорожные стройки Хабаровска

– Еще один вопрос про деньги. По данным, которые распространяет в том числе администрация Хабаровска, краевой бюджет не выделяет свою часть средств на реконструкцию Выборгской и Краснореченской. Как следствие – реконструкция остановлена.

– Кто это сказал?

– Ну, в частности, такую информацию распространяла пресс-служба мэрии, руководители профильных ведомств.

– На совещании в правительстве я задал этот вопрос представителю мэрии, на что заместитель мэра сказал, что он первый раз об этом слышит и обязательно проверит, что написано у пресс-службы.

Край выплачивает безукоризненно и вовремя все деньги согласно поданным актам исполнения работ.

– То есть вперед деньги не идут?

– А мы по закону не имеем права. Вот вы приходите в магазин, взяли булку хлеба, заплатили деньги. Так же и у нас: работу выполнили, акт закрыли, мы оплатили деньги. Мы выплачиваем безукоризненно, день в день, час в час. Я не могу понять, откуда появляется [эта информация про долги]. Это полная ложь и полный бред.

– В данном случае это официальное сообщение пресс-службы. Рассылка была по всем СМИ.

– Тогда пускай руководство города мне скажет, когда край не заплатил по актам выполненных работ хоть копейку, и я приму самые строгие меры к министерству финансов. На вопрос к министерству финансов, как выплачиваются деньги, я получил письменный официальный ответ, что согласно плану и актам выполненных работ они выплачивают все деньги, задолженностей никаких нет. Поэтому заявлять, что закончили работу на дороге потому, что кто-то кому-то не заплатил... я думаю, что это тоже связано с выборами.

 

О сэкономленных и заработанных деньгах

– Давайте вернемся чуть назад. В мае этого года вы поручили правительству Хабаровского края разработать план по снижению расходов и увеличению доходов. Это было связано с тем, что на тот момент сумма госдолга Хабаровского края выросла до 69% от собственных доходов. Задача была поставлена разработать этот план до 12 июня. Сейчас август. Что сделано?

– Когда я пришел в правительство, работало 35 первых заместителей, заместителей председателя правительства и министров. Сейчас их 24, из них две должности вакантны: это должности вице-губернатора и зампреда по внутренней политике. Я считаю, что пока должность вице-губернатора будет вакантной, я буду в ручном управлении работать и за губернатора, и за вице-губернатора. Это нужно и с целью экономии финансов, и для улучшения управляемости. Была проведена колоссальная работа по всем подведомственным учреждениям, были решены вопросы по закупкам, по тратам. Я сейчас не могу назвать точную цифру, но режим экономии – не менее миллиарда рублей.

Второе: с 1 января край дополнительно заработал порядка 5 млрд рублей. Это увеличение собственных доходов. Очень хороший показатель.

Кроме этого, мы смогли на 2 млрд рублей сократить государственный долг. Сегодня он составляет 52 млрд рублей, а было 54. Собственные доходы на 1 января были 72 млрд, а сегодня – практически 77 млрд. И у нас есть четкая прогнозируемая уверенность, что доходы будут и дальше расти. Понятно, что не такими быстрыми темпами, потому что основной запас мы уже исчерпали. Но за счет улучшения управляемости, за счет серьезной работы, которая проводится в лесной сфере, в рыбном хозяйстве, и самое главное – сегодня проводится работа со всеми инвесторами, всеми компаниями, которые заходят работать на территорию Хабаровского края: мы взяли за основу, что любой, кто к нам зашел, регистрируется здесь...

– Примеры уже есть такие, Сергей Иванович? Потому что вы об этом говорили даже во время предвыборной кампании.

– Сколько угодно. Русская медная компания, дальше – все рыболовецкие компании, которые хотят получить у нас квоты на вылов рыбы. Им поставили условие: ребята, чтобы получить у нас квоты, вы должны зарегистрироваться именно там, в том районе, где вы ловите рыбу. Кроме этого, есть прямое указание по всем районам провести ревизию всех предприятий, которые находятся на территории: лесозаготовительные, строительные – неважно. Сегодня идет полным ходом ревизия всех этих предприятий, мы с ними беседуем: вызываем, объясняем, что необходимо заработную плату повышать до уровня заработной платы, который сложился по региону. А кроме этого, необходимо зарегистрировать как людей «вбелую», так и технику, чтобы и транспортный налог платить, и все остальные виды налогов. Это никакое не давление на бизнес, не вымогательство. Это элементарное наведение порядка.

 

О том, зачем Хабаровскому краю филиал товарно-сырьевой биржи

– В июне вы побывали на Петербургском экономическом форуме. Одно из соглашений, которое там было подписано – в Хабаровске откроется филиал товарно-сырьевой биржи. Что нам это дает, зачем нам это вообще надо?

– Открываться этот филиал будет не сегодня: им нужно получить лицензию, пройти ряд определенных процедур, – но он будет обязательно открываться. Что нам это дает? Прозрачность. Когда у нас будет биржа, мы сможем через нее закупать те же самые горюче-смазочные материалы на северный завоз. Ведь у нас самая высокая цена на дизель возникает в июле, когда возникает северный завоз. Если бы у нас была биржа, мы бы могли фьючерс, допустим, купить в мае, подержать, а когда возникла необходимость – забрать и перевезти. И это значительная экономия.

Кроме этого, мы через биржу сможем закупать многие товары, понимая, что покупаем их по биржевой, рыночной цене. И продавать мы тоже сможем через биржу.

Вот я приезжаю на одно из предприятий и говорю: «Вы гоните в Китай лес-кругляк – а у нас же 40% пошлина! Как вам это удается?». А мне говорят: «Ну вот, себе в убыток работаем! По 3 тысячи рублей продаем в Китай». Это же сказки про белого бычка. Какие 3 тысячи рублей? Мы же понимаем, зачем так пишут – чтобы не платить пошлину. Когда будет биржа, ты через биржу не продашь по 3 тысячи рублей. Если лес стоит, допустим, 120 долларов – значит, всю сумму и покажешь, заплатишь налоги. Хочешь торговать круглым лесом – заплати налоги, пошлину, как положено. А иначе это не бизнес, а грабеж населения.

 

О снятии кандидатов с выборов

– Месяц до выборов остается, Сергей Иванович. Вы не раз говорили о том, что выборы должны пройти честно, максимально прозрачно, вы давали такую установку всем, кто может оказывать влияние на избирателей в административном смысле. Но тем не менее: жалобы кандидатов на избирком, жалобы кандидатов на кандидатов, снятые кандидаты, незарегистрированные кандидаты. Информационное поле звенит от напряжения...

– Выборы – это когда приходят и голосуют. И тут я как губернатор обязуюсь сделать прозрачные, честные выборы, чтобы было действительно волеизъявление людей – чтобы они пришли и проголосовали за кого хотят, и это было честно. Всегда будут недовольные, но когда люди увидят, что они пришли, проголосовали и увидели тот результат, который они хотели, то вопросы будут сняты. Для этого есть горячая линия и целый набор мероприятий.

А есть предвыборная ситуация, когда кандидаты начинают регистрироваться. Представляете, сколько сегодня партий и кандидатов решили идти на выборы? Очень большое количество. Естественно, здесь губернатор не может влезать, потому что всю регистрацию проводят избиркомы, а они живут в логике тех законов, которые приняли в том числе и депутаты.

Сегодня [6 августа] у меня была встреча с уже зарегистрированными кандидатами [в Законодательную думу] от партий, и они мне тоже задали вопрос: «А почему избирком снимает, не допускает, мы между собой воюем?». Я им ответил, что, в конце концов, этот закон придумали они [депутаты]: что нужны вот эти справки, что должна там-то стоять запятая. Я сам сколько раз баллотировался, всегда чертыхался и плевался. И я понимаю, что сегодня для того, чтобы качественно подать документы, чтобы они прошли регистрацию, необходим юрист.

– Мне кажется, что это в некотором смысле ограничивает допуск людей на выборы.

– Конечно. Поэтому у меня и есть предложение, что пройдут выборы – садитесь и принимайте законы таким образом, чтобы они максимально открывали дорогу для всех.

Я как губернатор заинтересован, чтобы было как можно больше кандидатов. Чем их больше, тем больше выбор у людей, тем качественнее будет дума, с которой мне работать. И я абсолютно не хочу, чтобы в думе была монополия любой из партий. Поэтому я и сказал, что никакие партии поддерживать не буду. Людей, кандидатов некоторых – да, а партии поддерживать не буду. Волеизъявление мы должны взять за основу. Как люди проголосуют, кто станет депутатом, с теми людьми я считаю своим долгом работать.

Я как никто заинтересован в том, чтобы в думу пришли грамотные, желающие и умеющие работать люди, чтобы мы могли те амбициозные задачи, которые ставим перед краем, все-таки решить. Ручное управление – оно хорошо до определенного момента.

Комментарии 0


CAPTCHA
Наверх