Сергей Фургал: Говорите, где я неправ – это поможет мне улучшить ситуацию
В очередном интервью губернатор Хабаровского края рассказал, собирается ли он на повышение в Москву, закроется ли Ванинский порт, где брать деньги на сокращение госдолга и что единороссы делают не так.
Политика 4363
Сергей Фургал

Хабаровский край, похоже, находится в состоянии перманентной предвыборной гонки: меньше полугода назад закончилась губернаторская кампания, а теперь политические силы уже готовятся делить мандаты в краевом парламенте и городских думах. Как и обещал политолог Илдус Ярулин, в информационном поле становится все больше «вбросов». В последние недели обсуждались зарплата губернатора Сергея Фургала, которая якобы составляет миллион рублей в месяц, а также слухи о его офшорных счетах и планах сменить Владимира Жириновского на посту лидера ЛДПР. Губернатор тем временем дал понять, что на грядущих выборах у него не будет фаворитов.

В январе и феврале глава края продолжал ездить по районам и встречаться с жителями. Во время командировки на побережье Татарского пролива он сделал заявление, которое вызвало много споров, а именно пригрозил стивидорам закрытием Ванинского порта, если они ничего не сделают с угольной пылью.

Кроме того, в феврале губернатор заключил свое первое крупное инвестиционное соглашение: на форуме в Сочи Фургал и президент Русской медной компании Всеволод Левин подписали документ, который касается строительства горно-обогатительного комбината в Нанайском районе. Инвестор согласился брать на работу местных жителей, но достаточно ли в Хабаровском крае специалистов?

Об этих и других событиях журналист Антон Пиотрович поговорил с губернатором Хабаровского края Сергеем Фургалом 25 февраля в эфире телеканала «Губерния».


Об офшорах, зарплате и «заказухе»

– Сергей Иванович, здравствуйте. Если позволите, я хотел бы начать с такого мини-блица: за то время, что вы у нас в студии не были, периодически появлялись «громкие» новости в разных СМИ и телеграм-каналах. Один из инфоповодов: вы храните свои деньги в офшорах и ваша фамилия фигурирует в «панамском досье». Подтвердите или опровергните.

– Полная шизофрения. Я 11 лет был депутатом Государственной думы, меня контролировали и проверяли – не то что поверхностно, а под микроскопом. Никогда в жизни у меня не было никаких денег за границей. Это чушь.

– Второй вопрос: ваша зарплата постоянно обсуждается, особенно в местных телеграм-каналах...

– Объясняю сразу: когда говорят про 11 миллионов – врут. И знают, что врут, вот эти вот враги. 11 миллионов – это полностью содержание губернатора в год: все поездки, перелеты, конференции и так далее. То, что должен делать губернатор. Для примера я могу сказать, что на губернатора соседнего региона заложено 40 млн, на губернатора другого соседнего региона – 27 млн. Я обрезал до 11, но меньше уже невозможно. Что касается моей зарплаты, то она в пределах 400 тысяч, из которых часть я перевожу на благотворительные цели. Но я живу на зарплату.

– Третий момент: буквально в конце прошлой недели ваш пресс-секретарь Надежда Томченко на своей странице в Facebook рассказала о том, что, возможно, закроют вашу официальную страницу в Instagram: появились фейковые аккаунты, которые подают на нее жалобы. Пока страница работает, и у вас там, по-моему, 98 тысяч подписчиков. Получается, подковерная борьба продолжается?

– Когда вы начинаете наводить порядок, против вас обязательно будет возникать противодействие. Для того чтобы противодействовать губернатору, все вот эти фейковые новости, каналы – это же все платно, кто-то платит за это деньги. Станет простой человек платить деньги, чтобы наврать про губернатора, какую-нибудь гадость сказать? Это же делают целенаправленно.

– А вы знаете, кто платит?

– Я знаю. Деньги идут из соседнего региона – несколько каналов, и деньги поступают в том числе из правительства Хабаровского края. И они знают, что я знаю. Но у нас же вроде бы свобода? Я им всем говорю: «Ребята, я к критике отношусь очень хорошо. Ради бога, критикуйте меня, говорите, где я неправ, что я неправильно делаю – это поможет мне улучшить ситуацию». Я же не зря встречаюсь с людьми, спрашиваю: я хочу понять, что происходит, для того чтобы исправить. А когда начинают придумывать, что у губернатора миллион зарплата, супруга его семь миллиардов зарабатывает, у него «панамское досье» – все же прекрасно понимают, что это полный бред и чушь. Они сами себе вредят.


О росте коммунальных платежей

– Хорошо, давайте перейдем непосредственно к жизни края. Повышение тарифов ЖКХ – на мой взгляд, после Нового года это самая больная тема, которая затронула практически всех. С одной стороны, повышение на 1,7%: об этом предупреждали, говорили, этого все ждали. Тем не менее происходит вот что: теперь коммунальные платежи принимают с комиссией, потому что наш комитет по ценам и тарифам вывел эту плату из тарифа. Помимо этого, увеличивается норматив на подогрев воды. Оказывается, что еще в 2016 году было подписано постановление о том, что он повышается.

– Я прямо сейчас беру на контроль, завтра разберусь, во-первых, кто давал право брать комиссию, а во-вторых, кто давал право увеличивать норматив на подогрев воды. Разберемся.

– Люди нам звонят, пишут, что на 25% у них в квитанциях выросли суммы.

– Для меня это новость. Я езжу по региону, и первый вопрос, который я людям задаю, – это какой у них тариф, сколько они стали платить за тепло и за все остальное, и по каждому случаю разбираюсь. Если где-то произошло вот такое безобразие – это неправильно, незаконно, и мы приведем в чувство любого, кто это делает. Да, на 1,7% тариф поднялся, но это федеральный закон, мы не можем его оспорить. Я не давал права и не издавал такого постановления, чтобы повышать на 20-25%. Это все хитрые игрушки, с которыми мы будем разбираться и нещадно бороться.

Мы сейчас ведем очень жесткую борьбу по этому поводу. Мы пересматриваем программу обеспечения людей теплом, водой, услугами водоотведения. Мы приняли решение, например, строить в Ванино новую, современную котельную на угле, потому что сегодня там котельная работает на мазуте, и это просто неимоверные потери. Там, где у нас нет энергообеспечения, мы во все эти районы централизованно поставим дизельные электрические станции, которые будут у нас в аренде. Это позволит нам как минимум сократить тариф на 10% и не повышать тариф в пределах трех-четырех лет. Это мы сделаем, но сегодня досталось такое тяжелое хозяйство, что, как говорят, ты их в дверь – они в окно. Но повышать тарифы выше норматива нельзя, а придумывать все эти "на подогрев воды" – это уловки и мошенничество.

 

О ситуации в Ванино и Советской Гавани

– Раз уж вы заговорили про Ванино, я сразу хочу задать вопрос по поводу вашей поездки в этот поселок. Вы в январе там побывали...

– И не только там.

– И не только там, да, но процитирую то, что вы там сказали: «Если окажется, что деятельность Ванинского торгового порта подрывает здоровье населения, нам придется принимать меры – вплоть до введения режима ЧС и остановки работы порта». Речь идет об угольной пыли. Не слишком жестко, Сергей Иванович? Это же рабочие места, это налоги.

– Об остановке работы порта не может идти и речи, а вот об остановке перевали угля открытым способом – это запросто. Сегодня торговый порт Ванино переваливает порядка четырех миллионов тонн угля. Если мы не сможем с ними решить экологические проблемы – а они уже изъявили желание все-таки решить вопросы, но если вдруг не захотят, продолжат применение сеялок открытым способом – тогда придется остановить перевалку угля. Но речь не об остановке порта. Порт будет грузить металлы, лес, контейнеры и все остальное, проблем нет никаких с грузами. Сегодня на перевалку грузов очередь. Если не будет угля, там будет другой товар. Люди не пострадают никак.

– То есть докеры не останутся без работы?

– Да нет, конечно. Я же не похож на сумасшедшего? Я же обязан думать о каждом жителе Хабаровского края, и я прекрасно понимаю, что любое мое решение имеет последствия. Разве я допущу, чтобы люди остались без работы, без зарплаты? Нет. Но и допустить ситуацию, при которой не будут соблюдаться правила и экологические нормы, я тоже не могу, потому что это тоже люди. Поэтому поверьте: мы найдем способ и договоримся с теми, кто переваливает уголь (предварительная договоренность уже есть), чтобы на первом этапе минимизировать последствия, а на втором – уйти все-таки на закрытый способ перевалки угля.

– Я знаю, что по итогам этой поездки вы направили комиссию в Ванино. Это произошло, наверное, дней 10 назад. Может быть, уже есть какие-то результаты?

– Комиссия работает не только в Ванино, она работает и в Совгавани, и по близлежащим территориям. Комиссия должна полностью проверить все денежные потоки, посмотреть, что творится с отоплением, с закупом топлива.

– То есть задача не только по угольной пыли?

– Нет, там идет комплексная проверка по всем направлениям. Сегодня Ванино и Совгавань отапливаются на мазуте, мазут закупается понятно где, нужно посмотреть. Пожаловались жители, что им подняли тариф на тепло, и мы разбираемся с этим вопросом. Я людям обещал, что мы разберемся досконально: начиная от мусора – куда он вывозится, и заканчивая поставками топлива и движениями денежных средств. Разберемся, почему сегодня не работают заводы, производящие асфальт, почему происходит ситуация по угольной пыли, почему происходит ситуация по топливу, по ЖКХ, почему есть готовый современный полигон, а у нас горит мусорная свалка, и все остальное.

Сегодня принято решение о сносе бараков: мы будем сносить в Ванино бараки и строить вместе с СУЭК дома для людей...

– Это та самая социальная нагрузка крупного бизнеса, о которой мы как-то с вами говорили.

– Абсолютно верно, и они уже участвуют в этом процессе, делают проекты. Мы будем ремонтировать хирургическое отделение больницы в Совгавани, мы подбираем площадку под строительство там новой больницы, решаем вопрос по сетям, которые тянутся от новой ТЭЦ. И самое главное – мы уже делаем проект строительства новой котельной в Ванино, которая и экологическую ситуацию разгрузит, и поможет нам если не снизить тарифы, то по крайней мере их не повышать, сдерживать. Но я все-таки надеюсь, что произойдет и снижение тарифа на тепло.

– Думаю, не только вы, но и все люди.

– Решение принято, уже делаем проект. Это будет построено однозначно.

 

О визите полпреда и проблемах «комсомольских строек»

– Давайте теперь передвинемся немножко южнее, в Комсомольск-на-Амуре. Чуть больше недели назад там с инспекционной поездкой побывал полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев. Стоит отметить, что это была первая его поездка после избрания вас на должность губернатора в сентябре прошлого года. Проверил Юрий Петрович объекты – в итоге выясняется, что сроки строительств срываются, проекты пересматриваются, подряды дорожают, федеральные деньги не осваиваются и уходят. Только сейчас мы это все поняли?

– Проблема в чем? В 2016 году была принята программа комплексного развития Комсомольска-на-Амуре, под это были выделены деньги, составлены программы, были постановления, были проведены конкурсы, сделаны проекты, наняты подрядные организации, начали мы благополучно все строить, и жизнь там закипела. Так вот, из 18 объектов, которые фактически должны были уже сдать (либо сдать в следующем году), сдано только три, а 15 имеют те или иные недочеты.

– Сданы Драматический театр после реконструкции, станция деманганации, если я не ошибаюсь...

– Подождите. По водозабору – необходимо построить станцию деманганации, его не запустили. Инженерная школа – проблемы, детский больничный комплекс – проблемы, онкологический центр – проблемы, и так далее. Но раз уж я губернатор и за все отвечаю, я не стал перекладывать ответственность ни на кого, хотя мог бы со спокойной совестью сказать, что это полномочия муниципалитета: они разыгрывали конкурсы, нанимали подрядные организации и по идее должны нести ответственность. Но, как говорится, взялся везти воз, вот и вези его. Я взял все под личный контроль, распределил под ответственных людей, и ситуацию начинаем выравнивать. На улице зима, не везде можно ее выровнять быстро, потому что не везде можно строить. Но, по крайней мере, я уверен, что ситуацию мы выровняем.

– А что касается схемы, когда люди выигрывают конкурсы по явно заниженной цене и потом тут же подают на пересмотр сметы, – с этим что-нибудь сделать можно?

– Можно. Я создал абсолютно новую службу заказчика, нового человека взял, и поставил условия: конкурсы нужно на законных основаниях делать так, чтобы проходимцы и мошенники не попадали в эту схему. А у нас получилось так, что нет ни одной подрядной организации и ни одного проектного решения из Хабаровского края. Все проектируют либо Санкт-Петербург, либо Самара, строят кто угодно, но только не наши организации, и спрашивать не с кого. Проект делал один, строил другой, начинаешь разбираться – здесь неправильно сделали проект, здесь надо еще что-то...

– Понятно, что если субподрядчик из Самары, то у него здесь ни бульдозеров, ничего нет.

– В общем, об этом можно говорить часами, но от нашего разговора ситуация не изменится. Поэтому сегодня закатываем рукава, перекидываем все это на обязанности края и начинаем делать по-нормальному эти объекты.

– Может идти речь об обнулении этих контрактов?

– Нет, это невозможно обнулить, потому что это федеральные деньги: если мы сегодня обнулим эти контракты, то деньги необходимо будет вернуть в федеральный бюджет, а мы получим штраф. Поэтому теперь уже нужно доделывать, хоть это и тяжело. Будем доделывать.

Кроме этого, мы еще взяли повышенные обязательства: выделили 1 млрд 200 млн, и с конца апреля – с начала мая зайдем в Комсомольск и начнем реконструкцию и ремонт дорог, междворовых проездов, благоустройство территорий. Вообще эта программа рассчитана на три года, и за три года мы потратим порядка 5 млрд. Сейчас я надеюсь, что будет выполнено все в срок, все будет использовано до копейки и мы сделаем все, что запланировали.

Конкурсы будем проводить жестко, в открытом режиме. Компании, которые придут делать дороги, должны будут иметь банковскую гарантию, опыт работы, свою технику. Кроме этого, в режиме онлайн будет график: организация заходит – и каждую неделю мы смотрим, сколько она денег использовала, сколько работы сделала, есть отставание или нет. Мы не будем ждать, когда мы придем к конечной точке и увидим, что ничего не сделали.

То, что мы ничего не сделали – это было ясно давным-давно. Но то, что нужно делать, тоже ясно. Поэтому будем делать.

 

О будущем санатория «Уссури»

– Свежая новость: правительство Хабаровского края приобрело контрольный пакет акций санатория «Уссури». На нашем телеканале не раз выходили репортажи о том, что люди сидят без работы, хотя я с детства помню, что Бычиха – это был практически золотой поселок, городская здравница. Тут и военные, и совхозы, и санаторий, богатейшее место было. Сейчас совершенно другая история. И вот правительство края выкупило контрольный пакет акций. Что дальше будет происходить?

– Когда я пришел, а мне говорят: санаторий в банкротстве, акции принадлежат профсоюзам, частным лицам, кому угодно, и там возникла опасность, что сейчас все это закроется, снесется, а на этом месте построят коттеджи – как бы это ни было тяжело, было принято решение всю землю санатория «Уссури» забрать в краевую собственность. Сначала была мысль такая: построить большой детский комплекс по типу «Сириуса», круглогодичный, с круглосуточным пребыванием детей по разным группам. Я обратился к жителям Хабаровского края с вопросом, как они видят развитие этой территории.

Мое мнение: ту часть, которая была под санаторием, надо отреставрировать, что-то новое построить, протянуть новые сети и сделать там санаторий, а с другой стороны необходимо делать детский центр. Такая совмещенная история, но она будет разделена, допустим, дорогой: слева будет санаторий, справа – центр для детей. Чтобы всю эту территорию планово застроить, чтобы у нас был суперсовременный детский центр, в котором смогли бы учиться и отдыхать дети и из малообеспеченных семей, и от матерей-одиночек, и профильные группы были: спорт, робототехника – ну, это уже не моя специфика, это решат специалисты. Моя задача – реализовать это, сдвинуть с места. Поэтому мы и забрали санаторий. Это намоленное место, где можно сделать хороший комплекс, куда поедут люди. Терять это бездарно, чтобы все это уходило под коттеджи, наверное, нельзя.

 

О том, как развивать сельское хозяйство

– В январе была озвучена информация о том, что принята дорожная карта по развитию сельского хозяйства. К сожалению, в широком доступе я не нашел расшифровки, что в эту дорожную карту входит, поэтому прошу вас назвать ключевые моменты.

– С чем я столкнулся, начав работать: земли без кадастра, сколько где какой земли – неясно, большую часть земли граждане сопредельной территории засевают соей, поголовье крупного рогатого скота снижается, скандал с «Зарей», с «Хорской буренкой», скандал там, сям, везде проблемы и крики. Было принято решение разработать программу по секторам: здесь мы будем заниматься свиноводством, здесь птицеводством, здесь ставим элеватор, восстанавливаем комбикормовый завод, развиваем молочное стадо, мясное. Создается предприятие по мелиорации, восстанавливаются репродуктивный центр по осеменению животных, лаборатория почвоведения.

– То, что вы перечислили, – это же колоссальные средства.

– 1 млрд 200 млн уже выделено, и мы договорились так: что в процессе понадобится, то дополнительно будем выделять. Есть комплексная программа развития сельского хозяйства, и когда мы ее составляли, мы в эту программу забили сельское домостроение и соцкультбыт. Люди, проживающие в селе, должны получить работу. Но, к сожалению, сельское хозяйство нельзя поднять по щелчку, это требует усилий и времени, но самое главное, что мы начали этим заниматься и уже не остановимся. Рано или поздно все жители села получат работу. Да, наверное, зарплаты пока будут невысокие.

– Можно ли озвучить планы на этот год?

– Конечно, лучше бы сказал министр сельского хозяйства, но мы уже кадастрируем сельскохозяйственные земли, и земли уже передаются фермерам и тем предприятиям, которые будут заниматься сельским хозяйством. Планы на этот год – запустить «Скифагро», разрешить вопросы по свинокомплексу в Некрасовке [«Агроэнерго»], закончить строительство семеноводческого комплекса «Спорос» в Бикине, выделить ему землю, помочь тепличному хозяйству, предоставить еще земли под теплицы и под открытый грунт, помочь фермерам по крупному рогатому скоту. И нужно восстанавливать потребкооперацию, иначе у нас ничего не получится.

– Много лет об этом говорится, Сергей Иванович. Я про потребкооперацию. Но пока все это как-то стоит на мертвой точке.

– Мне нравится, когда говорят: «Вы уже три или четыре месяца губернатор, почему до сих пор сельское хозяйство не поднялось?». Все идет, но идет со скрипом. Есть многие вопросы, которые очень тяжело решать: вот кто-то получил землю, передал в субаренду другому. Так сейчас надо эту субаренду забрать, договориться с этим человеком и передать землю эффективному собственнику. А это требует времени, это не просто так. Но знаете, меньше всего я переживаю за сельское хозяйство, потому что сегодня в нем работают специалисты, которые реально болеют за свое дело и знают, как нам сельское хозяйство восстановить.

 

О сокращении госдолга Хабаровского края

– На прошлой неделе в интервью агентству ТАСС вы сказали, что в ближайшие пять лет планируете сократить госдолг края до 28-30 млрд рублей.

– Я немножко не так сказал. Меня спросили, какой госдолг был бы для нас комфортным, на что я ответил: в пределах 28-30 миллиардов – если мы за пять лет сократим госдолг, то это будет комфортная цифра, мы к ней будем стремиться.

– Два вопроса. На чем будем зарабатывать? И если мы будем зарабатывать и гасить госдолг – как это будет работать?

– Здесь немного другая схема. Не надо гасить госдолг. Надо не брать новые деньги, а когда старые платежи будут подходить, мы их просто обязаны будем погасить.

У нас на момент моего прихода был долг 51,9 млрд, а на 1 января – 49. За счет чего мы это сделали? За счет того, что выпустили бонды (облигации), подошло время гасить другие займы – мы погасили, а новое не взяли. Бюджет и люди этого не почувствовали, денежная масса не сократилась.

Нужно применять современные методы: давайте будем брать овердрафты, допустим, на 120 дней под 1%, или выпускать долгосрочные акции. Есть разные механизмы привлечения финансов. Необязательно приходить в коммерческий банк и под коммерческий процент брать кредит. Это можно делать, но только тогда, когда у вас уже вообще нет выхода.

[25 февраля] мы рассматривали бюджет, и, конечно, один месяц – не показатель, но у нас наметилась серьезная стабилизация в финансовой дисциплине. У нас увеличились доходы за январь 2019 года по отношению к январю 2018 года почти на 700 млн. То, что было заложено в сентябре – экономия, уход от ненужных закупок, сокращения численности [структур] и так далее – они сейчас начинают давать эффект.

Правильное использование финансовых ресурсов и оптимизация – это необязательно дополнительный доход: просто исчезают ненужные расходы, и у вас получается доход. Но это тоже имеет ограниченное движение, поэтому увеличение собственных доходов – это приоритетнейшая задача, на которую работают все профильные министерства. И сегодня каждое профильное министерство знает, где оно должно зарабатывать деньги. Нам необходимо увеличивать собственные доходы.

Может быть, это сейчас не видно со стороны, но мы выравниваем ситуацию. Самое главное – мы добились того, что уже в течение трех месяцев у нас нет необходимости занимать деньги. При этом мы не сократили, а увеличили расходы и на социалку, и на все. Кто бы там чего ни говорил, что мы не даем на медицину – полное вранье. На все социальные нужды мы [финансирование] увеличили. Одно только питание для детей нам становится в 332 млн рублей...

 

О школьном питании для «бедных» и «богатых»

– Кстати, я как раз хотел об этом спросить: когда заработает новая схема [без дискриминации в школьных столовых]?

– Она уже начинает работать. Дело в том, что там очень серьезный и большой документооборот. Это же полномочия муниципалитетов, поэтому с каждым муниципалитетом надо отработать, внести поправки, пройти через прокуратуру и через краевую думу. Но это все идет поэтапно, и мы работаем, просто без лишнего шума.

– Но к новому учебному году-то успеется?

– Сто процентов. К 1 сентября ни один школьник в Хабаровском крае не будет питаться [по меню «для бедных»]. Это вопрос чести и принципа. К 1 сентября этот вопрос окончательно будет закрыт.

 

О новом ГОКе в Нанайском районе

– В продолжение темы доходов: не так давно на экономическом форуме в Сочи было подписано соглашение с Русской медной компанией об освоении Малмыжского месторождения. Огромные средства заявлены, колоссальное производство предстоит построить. Один из главных моментов, которые вы проговариваете с руководством компаний, – это то, что рабочую силу нужно нанимать здесь, в Хабаровском крае. Но ведь нет у нас сейчас квалифицированной рабочей силы. Я не говорю о геологах, я не говорю о маркшейдерах, обогатителях, которых здесь в принципе не готовят. У нас не хватает водителей карьерных самосвалов, погрузчиков, экскаваторов. Сейчас будет два года идти геологоразведка...

– И подготовка к строительству. Будет спиливаться лес, подготавливаться площадка, идти работы.

– За два года появится возможность у жителей Троицкого и других сел научиться этому?

– Во-первых, мы не просто договорились, а подписали документ, который предусматривает, что все те рабочие руки, которые у нас есть, будут приняты на работу. Все те материалы, то, что производится на территории Хабаровского края, будет покупаться. На конкурсной основе, но [местным] будет отдаваться приоритет. Весь малый и средний бизнес, который способен поставлять услуги и материалы, в обязательном порядке будет приниматься. Мы договорились, что мы будем смотреть, где [подрядные] компании зарегистрированы и что это за компании.

В обязательном порядке [инвесторы] будут участвовать в социальной жизни. Это целая дорожная карта: где вкладывает край, где муниципалитет, а где помогают они. Это больницы, спортивные сооружения, дороги, экология и все остальное.

И одно из главных условий – они будут участвовать в обучении наших специалистов, то есть делать своеобразный заказ. Часть денег выделят [инвесторы], часть денег край, и будем обучать этих специалистов в профессионально-технических училищах, техникумах. Но это не только [договоренность с Русской медной компанией]. То же самое мы заключаем с СУЭК и со следующей компанией, которая строит терминал в Ванино. То же самое заключаем с «Полиметаллом» – тоже очень адекватный, нормальный бизнес, который зарегистрирован в Хабаровском крае, набирает людей отсюда и платит налоги.

Эта практика будет распространяться на всех крупных инвесторов, которые приходят работать в Хабаровский край. Мы со своей стороны создаем все благоприятные условия, которые можем сделать в рамках закона, и, соответственно, от них тоже ждем [отдачи].

– Сколько инвестиций вкладывает РМК, напомните?

– Огни вкладывают 115 млрд, а консолидированные налоговые поступления в бюджет – 100 млрд.

– Это не завтра произойдет.

– Нет, не завтра. Это произойдет в течение пяти-семи лет. Не такой уж большой срок.

– Но подождать все-таки придется.

– Они уже сегодня начинают работать. Туда уже пойдут деньги, люди. Лес надо спилить, где-то надо пробурить, площадки разровнять, мосты построить, дороги отсыпать. Это уже начинается. Кстати, директор РМК скоро прилетает уже на подписание дальнейших долгосрочных договоров. Понятно, что сейчас не будет 115 млрд вложений, но работа-то пойдет. Начнем там сейчас «под шумок» менять провода: им же надо к своим площадкам протягивать – вот и будем смотреть, как нам воспользоваться ситуацией. Будем ремонтировать дороги, и так далее.

 

Об отказе поддерживать партии на выборах

– 2019-й – предвыборный год у нас в Хабаровском крае: это и краевая дума, и хабаровская, и комсомольская, это и довыборы депутата Государственной думы.

– И мэр города Комсомольска.

– То есть очень серьезные кампании предстоят. И вы не так давно сделали заявление о том, что не будете в ходе этих кампаний поддерживать ни одну из партий. С чем это связано?

– Я политические партии поддерживать не буду, но здравых людей... Вы знаете, мы сейчас объявили конкурс «Лифт» – очень интересная программа для молодежи и среднего возраста. Люди будут участвовать в конкурсе, попадать в финал, потом на работу, кто-то будет оставаться в резерве. То есть мы сегодня открываем лифты для того, чтобы молодежь могла реализовывать свои амбиции. Я буду поддерживать всех тех, кто реально хочет и может работать для блага края, то есть здравых людей, и мне будет абсолютно все равно, из какой они политической партии. Как показывает практика, не всегда хорошо, когда доминирует одна политическая сила.

Партии я поддерживать не буду. С чем это связано? Может быть, не хочу брать большую ответственность. Если я кого-то поддерживаю, я считаю, что после этого я несу полную ответственность за них – если они начнут плохо работать, тогда что? Это во-первых.

Во-вторых, я когда баллотировался, я говорил и не отступаю от этого принципа: граждане Хабаровского края – достаточно умные избиратели, они сами решат, кого выбрать. И это самое главное: как только люди проголосуют за кого-то и этот человек будет знать, что его не дядя провел, не партия провела, не губернатор, как это иногда бывает, а именно избрали люди – он будет чувствовать ответственность перед людьми. И люди будут понимать, что это они проголосовали, они избрали. Возникает такая обоюдная ответственность.

У нас задача – сформировать власть, которая будет эффективно работать на людей. Давайте попробуем и посмотрим. Пускай люди выберут сами.

 

О скандале на Заимке во время визита Турчака

– Как вы оцениваете ситуацию с визитом Андрея Турчака? Напомню телезрителям, что представитель «Единой России», один из руководителей партии, приехал, чтобы провести здесь форум местного самоуправления. Правительство края в известность поставлено не было, более того, [председателя комитета] по внутренней политике попросили удалиться с этого совещания, мэра Амурска, которая представляет ЛДПР, тоже попросили удалиться. Ваш комментарий по этому поводу, Сергей Иванович?

– Там еще было заявлено, что они вступают в оппозицию губернатору. Смешнее теории я не видел. Что значит – в оппозицию губернатору? Губернатора избрал народ. То есть вы хотите встать в оппозицию к людям, что ли? Ну да бог с ними, пускай сами решают.

А что касается таких вот мероприятий – что я хочу сказать: может быть, кто-то еще живет какими-то старыми, замшелыми идеями, которые на территории Хабаровского края уже не работают. Я еще раз повторю: наши граждане, жители Хабаровского края, достаточно умные и продвинутые, и в политике в том числе, и они все прекрасно понимают. Когда вы делаете что-то закрытое, это всегда будет вызывать отторжение. Если вы хотите что-то сказать, идите открытыми, выходите и говорите, и пускай вас оценивают. Я прошел через многие выборы: избирался в думу, избирался по одномандатному округу, два раза баллотировался в губернаторы, я знаю, что это такое. Что я могу сказать – я не знаю логики [оппонентов], но считаю, что это абсолютно неправильно и для них приносит больше вреда, чем пользы. Но, как говорится, жираф большой – ему видней.

Вообще каждая политическая партия обязана стремиться к тому, чтобы выиграть на выборах, и это хорошо. Но когда какая-то политическая структура идет к победе, она должна давать право это делать всем, и другим политическим структурам тоже. Монополии на власть не должно быть.

 

О возможном уходе на повышение

– Как прокомментируете слухи о том, что вы возможный преемник Владимира Жириновского на посту главы ЛДПР? Я начал с «горячих» поводов и хочу ими закончить.

– Это абсолютно враждебная... я не знаю. Такую чушь может придумать только враг. Я не политик того масштаба и уровня, как Владимир Вольфович.

Дайте мне поработать губернатором, я попробую справиться с этой должностью, но это должность не политическая, а хозяйственная: нужно заниматься, извините, теплыми туалетами в школе, нужно заниматься дорогами, водой, медициной, образованием, канализацией, банями, домами. Как бы то ни было, я считаю, что если меня люди избрали, я не имею права, как говорят, «облажаться». Я обязан выполнить то, что должен сделать руководитель такого масштаба. Ну, а дальше, конечно...

– Давайте поживем и увидим, что у вас получается на вашем посту. Не секрет, что жители Хабаровского края дали вам большой лимит доверия.

– Все не может получиться, это естественно. Но задать тренд развития, тренд [ухода] от застоя – это задача губернатора. И я понимаю, как это нужно делать.

Комментарии 6

Сергей Иванович Фургал, о Ветеранах Боевых Действий не забывайте, пожалуйста. Многие сидят без работы, голодают, живут на пособие в 1800 рублей, лекарств бесплатных нет, лечения нет, жилья нет, ютятся по баракам и коридорам фронтовики с ранениями, инвалидностями и Боевыми наградами (именно Боевыми, а не юбилейками). Сегодня у Вас на Приёме (лично вы не приняли, Литвинчука послали) был Ветеран Боевых действий, орденоносец, 2 медали За Отвагу, 2 войны за плечами, безработный, без лекарств (нету говорят), с пенсией в 1800 рублей, живущий за картонкой в бывшей общаге муниципальной в коридорной нише, с кучей ранений. Вы ему Благодарственное письмо вручили на вывод войск за активную работу с детьми и молодёжью. Человек голодает, а последние силы Родине и детям отдаёт. Спинальник с повреждениями опорно - двигательного. На работу его никто не берёт. Жильё он у вас просил и лечения. Сдохнет ведь как пёс подзаборный, больной и бродячий.
Игорь 27.02.2019 23:01
Сергей Иванович Фургал, о Ветеранах Боевых Действий не забывайте, пожалуйста. Многие сидят без работы, голодают, живут на пособие в 1800 рублей, лекарств бесплатных нет, лечения нет, жилья нет, ютятся по баракам и коридорам фронтовики с ранениями, инвалидностями и Боевыми наградами (именно Боевыми, а не юбилейками). Сегодня у Вас на Приёме (лично вы не приняли, Литвинчука послали) был Ветеран Боевых действий, орденоносец, 2 медали За Отвагу, 2 войны за плечами, безработный, без лекарств (нету говорят), с пенсией в 1800 рублей, живущий за картонкой в бывшей общаге муниципальной в коридорной нише, с кучей ранений. Вы ему Благодарственное письмо вручили на вывод войск за активную работу с детьми и молодёжью. Человек голодает, а последние силы Родине и детям отдаёт. Спинальник с повреждениями опорно - двигательного. На работу его никто не берёт. Жильё он у вас просил и лечения. Сдохнет ведь как пёс подзаборный, больной и бродячий.


Откройте, Сергей Иванович, страницу в Одноклассниках. Далеко не все пожилые Хабаровчане умеют новомодным инстаграмом пользоваться.
Игорь 27.02.2019 23:02
Откройте, Сергей Иванович, страницу в Одноклассниках. Далеко не все пожилые Хабаровчане умеют новомодным инстаграмом пользоваться.


ты хочешь, чтобы он отупел, как все в одноклассниках???
28.02.2019 09:08
ты хочешь, чтобы он отупел, как все в одноклассниках???


А в инстаграме все профессора и очень умные? Социальные сети разные бывают и очень сильно разнятся по возрастному составу. В Одноклассниках большинство от 30 и старше, в инстаграме, наоборот больше молодых. А чаяния и беды есть у всех. Кстати, пишу этот ответ даже не для тебя, судя по твоему выхлопу, ты либо косишь под хама, либо хам.
Игорь 01.03.2019 14:17
А в инстаграме все профессора и очень умные? Социальные сети разные бывают и очень сильно разнятся по возрастному составу. В Одноклассниках большинство от 30 и старше, в инстаграме, наоборот больше молодых. А чаяния и беды есть у всех. Кстати, пишу этот ответ даже не для тебя, судя по твоему выхлопу, ты либо косишь под хама, либо хам.


в одноклассниках сидят только тупые независимо от возраста, как бы ты это ни отрицал.
04.03.2019 09:22
в одноклассниках сидят только тупые независимо от возраста, как бы ты это ни отрицал.


Огромные надежды возлагаем на Вас . Верим что у вас всё получится. А мы со своей стороны всё сделаем чтобы наш город стал лучше.
Елена 07.03.2019 22:35
Огромные надежды возлагаем на Вас . Верим что у вас всё получится. А мы со своей стороны всё сделаем чтобы наш город стал лучше.



CAPTCHA
Наверх