О новом имидже Дальневосточного симфонического оркестра рассказал его руководитель
По словам Антона Шабурова, музыканты не собираются заигрывать с непросвещенной публикой.
Культура 861
Дирижер

В выходные, 13 и 14 января, в Хабаровской краевой филармонии отпразднуют старый Новый год. Дальневосточный академический симфонический оркестр подготовил для жителей краевой столицы специальную программу, и если на протяжении последних 20 лет на таких концертах музыканты шутили со зрителями – играли на полене, дирижер надевал колпак или кидал в зал палочку, – то теперь все будет иначе. Художественный руководитель и главный дирижер коллектива Антон Шабуров рассказал журналисту «Губернии» Анне Рожковской о причинах изменений и о том, каких слушателей ждут на концертах.


– Традиционно на Новый год здесь устраивали своеобразные капустники: музыканты использовали различные фишки – в кинематографе их называют гэгами. Сейчас всего этого не будет?

– Я не могу сказать, что этого совсем не будет, потому что предусматриваю [что-то подобное] в качестве сюрприза. Я понимаю, что традиции, которые здесь сильны, безусловно имеют право на существование. Люди их ждут. Но мы хотим приблизиться к формату новогодних концертов Венского филармонического оркестра или традициям русских императорских балов.  Я не имею ничего против зеленых концертов [капустников], но считаю, что симфонический оркестр должен держать какую-то планку стиля и вкуса. Поэтому мы постараемся немного уйти от [старого формата], хотя [наши концерты] будут не менее, а, может, даже более интересны.

– То есть вы хотите уйти от внешних эффектов?

– Дело даже не в этом. [Здесь] вопрос вкуса и стиля. Наверное, стиль дирижера и худрука Антона Шабурова предполагает меньше внешних эффектов, чем было до этого, больше внимания к музыкальной составляющей. Но опять же мне бы не хотелось говорить о том, что у нас будет скучно и неинтересно. Все будет ярко, просто по-другому.

– Вот вы говорите о Венском филармоническом оркестре: на их концерты люди приходят подготовленными к восприятию классической музыки, и шутки у них рассчитаны именно на такую публику. А что насчет нашего слушателя?

– Да, туда люди приходят более подготовленные. [А если говорить о нас], то мы будем стараться людей провоцировать на то, чтобы они готовились, открывали для себя классическую музыку. Я тут всегда провожу параллель с литературой: я не готов раздавать всем Достоевского в кратком содержании и в пересказе [кого-нибудь] попроще из бульварной прозы, чтобы сделать его доступнее. Все-таки Достоевский велик другим. Я хочу показать всем, что классическая музыка в своем первозданном виде нескучная, она интересная и замечательная.

– Значит, «разбавлять» и «облегчать» ее не нужно?

– Нет, не нужно. Правда, скучно точно не будет, ведь это вопрос нашей честной работы на сцене. Однако снижения жанра для того, чтобы понравиться публике, наверное, у нас не будет. Что не отменяет ни юмора, ни искрометности, ни отдельных спецэффектов. Самоцель будет другая – выдержать стиль и вкус высокой классики, и это ни в коем случае не сделает ее излишне элитарной.

– А музыку выберете популярную?

– Конечно. Понимаете, названия-то сами довольно традиционные, популярные для новогодних концертов. Конечно, будет и Штраус, и Чайковский, и Римский-Корсаков, и Пуччини. Другой вопрос, что это можно скомпоновать и как-то преподнести в разных форматах, на разные вещи опираясь. Мне как-то интереснее аутентичная музыкальная составляющая, чем битье на внешний эффект. Поэтому будем стараться сделать все более подобающим жанру симфонического концерта.

– Но ведь кого-то из потенциальных слушателей такой подход может и отпугнуть.

– Что ж, пусть доходят до симфонической музыки, мы всегда всем рады. Просто есть такая фраза: искусство тоже выбирает, кому понравиться. И здесь классическая музыка, как классическая живопись и литература: должна быть какая-то внутренняя потребность [в ней]. Когда я хочу, но у меня не получается – это одна история, а когда надо, чтобы план по продажам сходился – немножко другая.

– То есть слушателей, которые на концерты не ходят, привлекать с помощью капустников и тому подобных форм не стоит?

– Знаете, мы не играем очень сложной музыки на новогодних концертах, выбираем общедоступную классику. Опять же у нас есть, и я этим горжусь, и какие-то рок-проекты, и концерты легкой классической музыки. Но если слишком сильно уходить в доступность, есть риск не вернуться обратно. Мы должны не снижать жанр так, чтобы он стал понятен абсолютно всем, но несколько снизить порог входа, а потом людей дотянуть до очень высокого уровня. К тому же в Хабаровске есть большой процент музыкально просвещенной публики, слои населения, которые нас любят и ценят за то, что мы пытаемся держать планку стиля. А когда мы излишне заигрываем с публикой, которая [не воспринимает нашу музыку], то она нас не полюбит. Я в этом большого смысла не вижу.

– А что насчет будущего оркестра? Каким вы его видите?

– Мне пока на эту тему сложно говорить, всех карт раскрывать не буду. Конечно, мы думаем об этом – для кого мы [играем], и Дальневосточный симфонический оркестр – это вообще кто и что. Я сталкивался с тем, что спрашивал людей в музыкальной среде, не хабаровчан, какие ассоциации вызывает словосочетание «Дальневосточный симфонический оркестр». То, что я услышал, не всегда меня устраивало. Оркестр больше ассоциируется, к сожалению, с проблемами, с предыдущими нестыковками и неурядицами. И нам это надо будет очень сильно и долго выправлять. Прежде всего, качеством того, что мы делаем на сцене.

– Собираетесь скрывать проблемы от прессы?

– Я думаю, что журналисты в любом случае все узнают и все расскажут, если будут какие-то проблемы. Мы будем стараться давать как можно меньше поводов говорить о нас плохо и больше поводов – говорить о нас хорошо. Считаю, мы о нас должны рассказывать хорошие вещи, а все плохое и без нас найдут.


Увидеть и услышать преображенную новогоднюю программу Дальневосточного симфонического оркестра можно будет в субботу и в воскресенье в 17:00.

Наверх